Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война  
Венгрия и Вторая мировая война (1959)  
Документ №137 Документ №138

VII.Вступление Венгрии в войну против СССР

 

После завершения западной кампании 1940 г. германский генеральный штаб немедленно приступил к разработке планов нападения на Советский Союз.

Общее положение Германии' в тот период было весьма благоприятным. В ее распоряжении находилась большая часть сырьевых ресурсов Европы, ее промышленного и сельскохозяйственного производства. Мощь германской армии достигла своего зенита — военные действия на Западном фронте и на Балканах не явились для нее серьезным испытанием. Но какие бы огромные территории немцы ни оккупировали, они отнюдь не отказывались от плана захвата богатых сельскохозяйственных областей Украины, нефтяных источников Баку, а также столь обильного сырьевыми ресурсами Донецкого бассейна. Не менее важную роль при этом играли политические соображения— стремление задушить власть пролетариата. Гегемония германского фашизма в Европе не могла рассматриваться стабильной до тех пор, пока существовал Советский Союз, ибо само его существование вселяло надежду и уверенность в народы, изнывавшие под ярмом фашистского гнета. Таким образом, наряду со старым лозунгом «Дранг нах Остен» цель Гитлера состояла в том, чтобы погасить в Европе пламя прогресса, национальной независимости и свободы. Только после этого гитлеровцы могли бы считать, что господство германского фашизма и «новый порядок» в Европе установились на-вечно .

В конце июля 1940 г. Гитлер созвал в Оберзалцберге секретное совещание руководителей нацистской партии и армии. Гитлер предложил начать осенью 1940 г. наступление на Советский Союз. Однако присутствовавшие там генералы, и в первую очередь Иодль, убедили Гитлера в том, что дороги, мосты, аэродрохмы, склады не приведены еще в должное состояние, и Гитлер согласился перенести начало нападения на СССР на весну 1941 г. После совещания Гитлер издал приказ о подготовке вермахта к нападению на Советский Союз.

Были разработаны планы военных действий, а также намечены мероприя-тия — в расчете на быстрый успех — по экономическому использованию завоеванных советских территорий. Под руководством начальника эконо-мического управления вермахта генерала Томаса была образована комиссия, собравшая данные о промышленности, сельском хозяйстве и транспортной сети Советского Союза. Под зашифрованным наименованием «Олденбург» был подготовлен план полной колонизации Советского Союза. Весной 1941 г. Альфред Розенберг был назначен имперским комиссаром «восточных оккупи-рованных областей».

5 декабря 1940 г. начальник генерального штаба генерал Гальдер вручил Гитлеру подготовленный план военных действий, так называемый «план Барбаросса» (138). Был установлен срок полного завершения подготовки и начала нападения — 15 мая 1941 г.

Венгерское правительство уже осенью 1940 г. получило информацию о намечавшихся планах. Роль, отводившаяся в «плане Барбаросса» для Венгрии, была уточнена во время пребывания министра обороны Барта в Берлине в декабре 1940 г. Генерал Кейтель обещал пополнить вооружение венгерской армии тяжелой артиллерией и танками, а в обмен попросил венгерское пра-вительство срочно провести мероприятия по укреплению Закарпатской Украи-ны в военном отношении. Важнейшая задача Венгрии в деле военного сотруд-ничества в нападении на СССР состояла в том, чтобы, согласно определению Кейтеля, обеспечить быстрое прохождение германских войск через венгерскую территорию и снабжение их продовольствием. Таким образом, в ходе подготовительных работ не предусматривалось вступление Венгрии в активные военные действия!

В связи с правительственным переворотом в Югославии и отвлечением части германских вооруженных сил против этой страны Гитлер решил пере-нести срок начала «акции Барбаросса» с 15 мая на 22 июня.

24 апреля Хорти нанес визпт Гитлеру. Между ними состоялся обмен мнениями о положении на Балканах и был обсужден вопрос о роли Венгрии в нападении на Советский Союз. Хорти заверил Гитлера в безусловной верности и подчеркнул, что лично он, как «ветеран борьбы с большевизмом», с большим удовлетворением относится к плану разгрома Советского Союза. Гитлер и на этот раз не упомянул об активном участии Венгрии.

С мая 1941 г. началось продвижение германской армии на Восток (139). Одновременно шла мобилизация союзников для «крестового похода». В мае 1941 г. Антонеску подписал с немцами тайный договор, в котором Гитлер, в случае участия Румынии в войне против Советского Союза, обещал уступить ей значительные советские территории. В обмен за аналогичные посулы начальник финляндского генерального штаба генерал Хейнрике дал немцам обещания относительно участия в войне финской армии.

Многие венгерские политики и военные руководители не были удовлет-ворены вспомогательной ролью, которая отводилась Венгрии. Так, например, начальник генерального штаба Верт начиная с 0 мая представил венгерскому правительству целый ряд меморандумов, в которых советовал добровольно и немедленно, еще до начала германского наступления, предложить Гитлеру войска, для войны против Советского Союза (141). В своем меморандуме он предсказывает, что война через несколько недель закончится полной победой Германии (!) и, таким образом, венгерские крестьяне, отправленные на фронт, смогут быть демобилизованы ко времени осенних уборочных работ. Роковая ограниченность, подогревавшаяся нацистской пропагандой, была характерна почти для всего генерального штаба Венгрии. Венгерский военный атташе.в Берлине также советовал вступить в войну, опасаясь образования общей германо-румынской границы (142).

На заседании Совета министров Венгрии 15 июня идея о добровольном присоединении к военным действиям была отклонена; не потому, что члены правительства выступали против войны с СССР, а вследствие того, что они рассчитывали на дальнейший пересмотр границ за счет Южной Трансиль- вании и хотели сохранить венгерскую армию. Они были-довольпы, что в сооб-щении германского генерального штаба от 6 июня относительно концентрации сил по «клану Барбаросса» Венгрия упоминалась лишь в том смысле, что ее, возможно, попросят разрешить сосредоточить часть германской южной армейской группы на территории Венгрии. Германский генеральный штаб просил Венгрию лишь продолжать укреплять Закарпатскую Украину, с чем Совет министров единогласно согласился.

Б ночь на 22 июня германские войска без объявления войны напали на Советский Союз (143). Гитлер через своего посланника в Будапеште Эрдмане- дорфа направил Хорти письмо, в котором выражалась надежда, что Венгрия со своей стороны предпримет все необходимое для победы Германии. В нём не содержалось упоминания о вступлении Венгрии в войну. В ответном письме Хорти снова заверил Гитлера в полном согласии с ним и безусловной верности, а также предложил далеко идущую экономическую помощь Венгрии. Но Хорти и его приспешники считали, что это'недостаточно и что они по крайней мере должны выразить свою солидарность с Германией путем разрыва дипломатических отношений с Советским Союзом. Поэтому 23 июня 1941 г. венгерское правительство разорвало дипломатические отношения с Советским Союзом, хотя Советское правительство через посланника Криштоффи просило хорошо взвесить этот шаг.

Для самоуверенности, господствовавшей среди венгерских правящих кругов, характерно «компетентное мнение» о вероятном исходе войны, выска-занное министром обороны Барта на заседании Совета министров 23 июня. «Поскольку немцы одержали победу над поляками за 3 недели и примерно за тот же срок покончили с французами, разбили югославскую армию за 12 дней и за 3 недели заняли все Балканы, я считаю, что в течение 6 недель немцы окажутся в Москве и полностью разгромят Россию».

Однако руководящий политические и военные деятели Германии не при-держивались одхД^аковых взглядов на роль Венгрии. В ходе подготовки к нападению вое/нные руководители, да и сам Гитлер подчеркивали, что роль Венгрии во время войны должна сводиться к тому, чтобы быть житницей для германской армии. Но после 22 июня ряд руководителей нацистской партии, которые стремились придать «крестовому походу против большевизма» общеевропейский характер, стали намекать на «вялое участие» Венгрии (144). Вероятно, в результате этой инициативы, а также вследствие того, что продвижение наступавшей южной группы германских войск из-за героического сопротивления советских войск осуществлялось гораздо медленнее, чем ожидалось, 24 июня германский генеральный штаб официально через своего офицера связи в Будапеште генерала Гимера попросил Венгрию принять в «определенных масштабах» участие в войне. Вызывало беспокойство клики Хорти и побуждало ее как можно скорее ввязаться в военные действия также то обстоятельство, что Словакия, участие которой в войне тоже предварительно не было предусмотрено, заявила о своем военном сотрудничестве с Германией. Хорти и его клика опасались, что государства, против которых была направлена ревизионистская политика Венгрии, при окончательном разделе окажутся в более благоприятных условиях, чем Венгрия. А этого они стремились избежать любой ценой. Таким образом, необходимо было создать приемлемый предлог для того, чтобы через два месяца после нападения на Югославию убедить венгерское общественное мнение в неизбежности новых военных осложнений. Тем временем венгерский генеральный штаб в тесном сотрудничестве с немцами уже разработал план провокации, необходимой для обоснования вступления в войну. Показания, которые дал на Нюрнбергском процессе над главными военными преступниками начальник контрразведывательного отдела венгерского генштаба Иштван Уйсаси, вскрывают предысторию бесстыдной провокации в Кошице. Он рассказал, что план провокации исходил от германского военно-воздушного атташе генерала Фюттерера и начальника оперативного отдела венгерского генштаба Дежё Ласло, которые договорились о том, что германские самолеты с советскими опознавательными знаками осуществят налет на восточные пограничные венгерские города.

Так, 26 июня 1941 г. была произведена бомбардировка Кошице, Мука- чево, Рахова и других городов, которая вызвала много жертв среди граждан-ского населения. Венгерский генеральный штаб с лихорадочной поспешностью направил правительству донесение, требуя, чтобы был дан надлежащий ответ на «советское нападение». Через несколько часов после воздушного нападения на Кошице был созван Совет министров. На нем премьер-министр Бардоши сообщил, что Венгрия по решению регента вступает в войну против Советского Союза.

Следуя немецкому образцу, на рассвете 27 июня венгерские воздушные силы без объявления войны совершили налет на Станислав, одновременно венгерские сухопутные части перешли советскую границу. Бардоши передал по телеграфу эту новость посланнику в Берлине Стояи, дав ему в завуалированной форме указание обратить внимание германского правительства на то, что в результате такого шага Венгрия стала равноправным участником борьбы против большевизма. Этот факт уже нельзя будет оставить без внимания при дележе (145)!

27 июня в половине одиннадцатого, не имея предварительного одобрения парламента, Бардоши выступил в парламенте с кратким заявлением о всту-плении Венгрии в войну: «Уважаемая палата! Я хотел бы сделать краткое заявление. Председатель палаты в достойных выражениях заклеймил неслы-ханное советское нападение, нарушившее суверенные права венгерского народа. Венгерское королевское правительство констатирует, что в результате этого нападения между Венгрией и Советским Союзом возникло состояние войны». Когда он произносил эти слова, у него в кармане лежало письменное донесение начальника аэродрома в Кошице полковника авиации Адама Круди, в котором последний уведомлял Бардоши о том, что своими' глазами видел, что бомбардировка осуществлена германскими самолетами.

После войны, естественно, был пролит свет на подлинные причины и виновников этого подлого акта, и Хорти в своих мемуарах не мог обойти молчанием провокацию, приведшую к объявлению войны. Весьма характерным образом он перекладывает всю тяжесть ответственности на премьер-министра Ласло Бардоши, утверждая, что не знал ни о послании Советского правительства, ни о подлинной подоплеке провокации в Кошице и что, таким образом, он стал жертвой коварных планов, разработанных без его ведома (146). Его аргументация совершенно неправдоподобна. Ведь небылица, сочиненная относительно воздушного нападения на Кошице, была с большими сомнениями встречена в широких кругах венгерской общественности, и трудно поверить, что детальные сведения о провокации, имевшей решающее значение для судьбы страны, не были известны лишь одному «верховному главноко-мандующему». Радиостанция им. Кошута, действовавшая в Советском Союзе с сентября 1941 г. и до освобождения Венгрии, во многих своих передачах разоблачила подлинных виновников подлой провокации. «Мы ни на одну минуту не верили предлогу о воздушном налете на Кошице,— передавала радиостанция 14 ноября 1941 г.,— мы с презрением отклонили утверждения Берлина о «крестовом походе» и с самого начала подчеркивали, что наша страна принимает участие в войне вопреки жизненным интересам народа, по приказу Гитлера...

Война была объявлена потому, что на шее народа сидят такие немецкие наймиты, как Хорти, Бардоши, Барта. Они получили приказ от Гитлера вступить в войну и вместе с ним соответствующую мотивировку этого шага. И если завтра германские нацисты по каким-либо причинам придумают другой предлог, то можно быть уверенным, что наши так называемые государственные деятели, подобно попугаям, будут холуйски повторять его, как это имеет место в настоящее время в связи со сказкой о событиях, предшествовавших войне.

Венгерский народ не хотел ни войны «крестовой», ни превентивной. Венгерский народ хотел мира. Однако его властители, предавшие родину, все же начали войну. Начали они, а завершит ее венгерский народ. И мы можем заверить, что окончание войны не принесет много радости Хорти, Барта и прочим наймитам Гитлера».

Конечно, тогдашнее венгерское правительство и военное руководство, рассчитывая на верную победу Германии, не думали о том, что им когда- нибудь придется держать ответ за свои деяния (147). Их помыслы были устремлены лишь на то, чтобы, пролив как можно больше венгерской крови, снискать милость немцев и снова завоевать для себя преимущественное положение по сравнению с румынами и словаками (148, 149, 150). Они включились в постыдное соревнование за милость немцев. Характерным свидетельством этого является письмо Ласло Бардоши к Хорти, в котором он жалуется на начальника генерального штаба Верта, который считал недостаточным число венгерских воинских частей, брошенных против Советского Союза, ив завуалированной форме обвинял правительство Бардоши в том, что оно чинит препятствия «общей борьбе» (!). В этом уже сказался крах молниеносной войны: Германия требовала от своих союзников все больших жертв.

В конце 1941 г. произошли новые события, еще более втянувшие Венгрию в пучину войны: 7 декабря она оказалась в состоянии войны с Англией, а затем, после того как Япония 7 декабря без объявления войны напала на американские базы в Тихом океане, венгерское правительство в порядке «полной солидарности с державами оси» объявило войну Соединенным Штатам Америки (151, 152).

Документ №137 Документ №138