Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война
Венский арбитраж
Начало Примечания

СССР И ВТОРОЙ ВЕНСКИЙ АРБИТРАЖ: ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ОЦЕНКИ РЕЗУЛЬТАТОВ И ПОСЛЕДСТВИЙ

Анатолий Сальков

Оригинал статьи: beljournal.by.ru

Сальков Анатолий Петрович - кандидат исторических наук, доцент, заведующий кафедрой истории южных и западных славян исторического факультета Белорусского государственного университета

Окончание

5, 9 и 12 мая 1941 г. в Москве состоялась серия бесед советского посла в Германии В. Г. Деканозова с немецким послом в СССР Ф. Шуленбургом. Под новые заклинания Гитлера из его речи в рейхстаге 4 мая, уже после разгрома Югославии и Греции, о том, что Германия не имеет на Балканах территориальных и политических интересов и является "только заинтересованным наблюдателем", обсуждалось на этот раз уже недовольство Берлина внешнеполитическими действиями СССР. Имелись в виду советские заявления о Болгарии (4 марта), о Турции (25 марта), советско-югославский договор о дружбе и ненападении (5 апреля). Кроме того, обсуждались и слухи о приближающейся войне Германии против СССР. Весьма показательно, что в числе встречных претензий Москвы, указавшей на ряд случаев, когда Германия "не посчиталась с интересами СССР и действовала вопреки этим интересам", первыми вновь были упомянуты гарантии Румынии. Деканозов назвал их направленными против СССР, в то время как тот "не угрожал Румынии". Ответ Шуленбурга на ставшую навязчивой претензию был многозначителен. Допустив, что Германия "не всегда в полной мере выполняла свои обязательства о консультациях" с СССР, как это и было при третейском решении о Трансильвании, Шуленбург предположил, что в Берлине, будучи поглощенными румыно-венгерскими переговорами, "о Советском Союзе просто забыли"25 (выделено нами. - А. С.).

Однако и это обстоятельство не было последним сюжетом в использовании трансильванского фактора в международных отношениях начального периода войны. Телеграмма И. Риббентропа в Москву Ф. Шуленбургу от 21 июня 1941 г. (при всем скептическом отношении к документу, оправдывавшему прямую агрессию) в ряду прочих фактов, якобы свидетельствовавших о том, что "советское правительство нарушило договоры с Германией", содержала и пункт IV. Он гласил: "Когда Германия с помощью Венского арбитража от 30 августа 1940 г. урегулировала кризис в Юго-Восточной Европе, явившийся следствием действий СССР против Румынии, Советский Союз выразил протест и занялся интенсивными военными приготовлениями во всех сферах"26 . Молотов, активный творец советской внешней политики рассматриваемого периода, который практически осуществил поворот к сближению с Германией, принимая Шуленбурга 22 июня в 5 час. 30 мин. утра и ознакомившись с немецкой нотой, означавшей начало войны, задал повисший в воздухе вопрос: "Для чего Германия заключала пакт о ненападении, когда так легко его порвала?"27

Берлин, еще накануне нападения на СССР, рассчитывал "на активное участие" Румынии на фланге своего фронта. Это было зафиксировано 18 декабря 1940 г. и уточнено 31 января 1941 г. в плане "Барбаросса". 22 июня 1941 г. румынский МИД разослал во все зарубежные миссии (за исключением московской) телеграмму-циркуляр о состоянии войны с СССР и о том, что генерал Антонеску "командует румыно-германскими силами на румынском фронте"28 . Что касалось Венгрии, то ее решение о разрыве отношений с СССР (но без объявления войны) от 23 июня, было официально сообщено лишь два дня спустя. Поэтому Молотов в беседе с Криштоффи в этот день высказал примечательное мнение, что у СССР нет претензий к его стране и Советский Союз "не имеет возражений по поводу осуществленного за счет Румынии увеличения территории Венгрии". Это диаметрально расходилось с последующей советской позицией. 27 июня Венгрия без объявления войны перешла советскую границу29 .

Трансильванский национально-территориальный конфликт, сыгравший столь важную роль в сложной дипломатической борьбе накануне советско-германской войны, в новой геополитической обстановке после ее начала продолжал оставаться весьма активным фактором. Он серьезно воздействовал на отношения внутри фашистского блока, планирование послевоенного устройства как державами "оси", так и странами антигитлеровской коалиции, внутриполитическую борьбу в Румынии в 1944-1946 гг., урегулирование отношений с бывшими сателлитами Германии и формирование советского блока в Центральной и Юго-Восточной Европе.

--------------------------------------------------------------------------------

1 Трансильванский вопрос. Венгеро-румынский территориальный спор и СССР. 1940-1946 гг.: Документы российских архивов. М., 2000 (далее: Трансильванский вопрос). Док. 48. С. 174-175; Док. 51. С. 204-206; Док. 52. С. 209-210; Мировые войны XX века: В 4 кн. Кн. 2: Первая мировая война: Документы и материалы. М., 2002. Док. 308. С. 494-496.

2 См. подробней: Пушкаш А. И. Внешняя политика Венгрии: Апрель 1927-февраль 1934. М.,1995; Он же. Внешняя политика Венгрии: Февраль 1934-январь 1937. М., 1996.

3 Венгрия и вторая мировая война. Секретные дипломатические документы из истории кануна и периода войны. М., 1962 (далее: Венгрия и вторая мировая война). Док. 123. С. 213; Трансильванский вопрос. Док. 24. С. 80, 82; Док. 47. С. 167; Док. 48. С. 191; Док. 52. С. 212, 218.

4 Трансильванский вопрос. Док. 48. С. 189-190; Венгрия и вторая мировая война. Док. 118. С. 206; Док. 124. С. 214.

5 Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне: Сборник документов: В 6 т. Т. I: Накануне. Кн. 1: (ноябрь 1938-декабрь 1940). М., 1995 (далее: Органы государственной безопасности СССР). Док. 103. С. 215; Трансильванский вопрос. Док. 13. С. 52-54; Док. 29. С. 99; Док. 31. С. 103-104; Советско-румынские отношения 1917-1941: Документы и материалы: В 2 т. Т. II: 1935-1941. М., 2000 (далее: Советско-румынские отношения). Т. II. Док. 214. С. 395; Док. 216. С. 396-397.

6 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-9401. Оп. 2. Д. 174. Л. 97-101, 179-181.

7 Совещания Коминформа, 1947, 1948, 1949. Документы и материалы. М., 1998. Протокол первого совещания. С. 115,119; Примеч. 123, 131. С. 274-275.

8 Трансильванский вопрос. Док. 19. С. 69-71; Док. 27. С. 92, 94, 96.

9 Там же. Док. 24. С. 80; Док. 32. С. 108; Док. 35. С. 114, 118.

10 Документы внешней политики (далее: ДВП). 1940-22 июня 1941. Т. XXIII: В 2 кн. Кн. 1: Январь-октябрь 1940. М., 1995. Док. 375. С. 593; Венгрия и вторая мировая война. Док. 124. С. 215, 218.

11 ДВП. Т. XXIII. Кн. 1. Док. 348. С. 546-547.

12 Там же. Док. 367. С. 583-584.

13 Трансильванский вопрос. Док. 27. С. 93; Док. 28 С. 97; Органы государственной безопасности СССР. Т. I. Кн. 1. Док. 128. С. 253; Преступные цели гитлеровской Германии в войне против Советского Союза: Документы и материалы. М., 1987. Док. 8. С. 29-30, 32.

14 Коминтерн и вторая мировая война: Документы: В 2 ч. Ч. I: до 22 июня 1941 г. М., 1994. Док. 115. С. 411-412; Док. 119. С. 426-427.

15 Советско-румынские отношения. Т. II. Док. 202. С. 370-371; Док. 207. С. 376; Док. 209. С. 379; ДВП. Т. ХХIII. Кн. 1. Док. 345. С. 541-542; Трансильванский вопрос. Док. 20. С. 73-74.

16 Советско-румынские отношения. Т. II. Док. 209. С. 379-380.

17 Москва - Рим: политика и дипломатия Кремля, 1920-1939: Сборник документов. М., 2002. Док. 257. С. 454; Пакт Молотова - Риббентропа и его последствия для Бессарабии: Сборник документов. Кишинев, 1991. Док. 5-8. С. 11-15; Оглашению подлежит. СССР - Германия. 1939-1941. Документы и материалы. М., 1991. Док. 106-109. С. 194-197; ДВП. Т. ХХIII. Кн. 1. Док. 210. С. 357; Док. 224. С. 373-374; Советско-румынские отношения. Т. II. Док. 209. С. 380-381.

18 ДВП. Т. ХХIII. Кн. 1. Док. 394. С. 616-617, 620-621.

19 Там же. Кн. 2 (1). 1 ноября 1940 - 1 марта 1941. М., 1998. Док. 481. С. 20.

20 Там же. Док. 511. С. 70-71.

21 ДВП. Т. ХХIII. Кн. 2 (1). Док. 625. С. 264-265; Советско-румынские отношения. Т. II. Док. 229. С. 415-416.

22 Советско-румынские отношения. Т. II. Док. 232. С. 427; Док. 235. С. 436; ДВП. Т. ХХIII. Кн. 2 (1). Док. 665. С. 363-367.

23 Советско-болгарские отношения и связи: Документы и материалы: В 3 т. Т. I: (ноябрь 1917-сентябрь 1944). М., 1976. Док. 510. С. 468; Док. 583. С. 547; Коминтерн и вторая мировая война. Ч. I. Док. 127. С. 454; Советско-румынские отношения. Т. II. Док. 240. С. 454; ДВП. Т. ХХIII. Кн. 2 (2). 2 марта 1941 г.-22 июля 1941 г. М., 1998. Док. 705. С. 448; Док. 712. С. 462-464.

24 ДВП. Т. ХХIII. Кн. 2 (2). Док. 799. С. 625.

25 Отношения России (СССР) с Югославией 1941-1945 гг.: Документы и материалы. М., 1998. Док. 26. С. 30-31; ДВП. Т. ХХIII. Кн. 2 (2). Док. 705. С. 448; Док. 736. С. 505; Док. 823. С. 664-666.

26 Оглашению подлежит. СССР - Германия. 1939-1941: Документы и материалы. Док. 177. С. 336-337.

27 СССР и германский вопрос. 1941-1949. Документы из Архива внешней политики РФ: В 3 т. Т. I: 22 июня 1941 г.-8 мая 1945 г. М., 1996. Док. 1. С. 112.

28 "Совершенно секретно! Только для командования!": Стратегия фашистской Германии в войне против СССР: Документы и материалы. М., 1967. Док. 14. С. 151; Док. 17. С. 167; Советско-румынские отношения. Т. II. Док. 262. С. 503.

29 ДВП. 22 июня 1941-1 января 1942. Т. XXIV. М., 2000. Док. 11. С. 21; Док. 23. С. 36; Док. 138. С. 202; Венгрия и вторая мировая война. Док. 145-146. С. 262-263.