Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Миклош Хорти: Мнения
Элиэзер М. Рабинович: Спасение евреев Будапешта
5.2 ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ВЕНГРИИ В ПЕРИОД БАРДОШИ 6.2. Оккупация и Холокост в Венгрии

Элиэзер М. Рабинович

6. Разгар войны

6.1. Каллаи-Кеттос

(Правительство Хорти - Каллаи - Керестеш-Фишера)

«Есть в Венгрии танец, называемый Каллаи-Кеттос. Поскольку «кетто» означает «два», неудивительно, что он состоит из двух шагов направо, а затем двух налево. Каллаи как глава правительства тоже ступал то направо, то налево. Немцам не потребовалось много времени, чтобы заключить, какой он ненадежный союзник и партнёр». Из письма «моего венгерского корреспондента». Пример танца можно увидеть на: (http://www.youtube.com/watch?v=sLGGUndpZIE).
«Ко второй половине 1943 г. венгерские евреи пришли к твердому убеждению, что они переживут войну в результате непрерывной защиты консервативно-аристократического режима Миклоша Каллаи». Рэндольф Брэм14,с.13

6.1.1. Назначение Каллаи

Сэкмистер пишет15,с.281, что в феврале 1942 г. Хорти произвел переоценку событий, и ему не понравилось, в какой ситуации он себя нашел. Он не хотел сближения с Гитлером, а получилось, что послал большую армию в Россию. Он считал себя англофилом, а оказался в войне с англоязычным миром. Во всем он винил Бардоши. Так что в начале марта 1942 г. Хорти пригласил Миклоша Каллаи, своего друга и бывшего министра сельского хозяйства, и сказал, что он больше не может выносить обманов Бардоши и хочет во главе правительства человека, с которым у него общие взгляды на все проблемы. Каллаи отказывается. Он говорит, что его либеральные взгляды и неприятие антисемитизма хорошо известны, и он не сможет поладить с Правительственной партией. Хорти уговаривает, звонит каждый день, и 7-го марта Каллаи соглашается. Он решает полностью сохранить правительство Бардоши, несколько правых министров тут же подают в отставку, но Керестеш-Фишер уговаривает их остаться. Я поставил в заголовок имя министра внутренних дел, потому что эти трое были друзьями, имели одинаковые взгляды и полностью доверяли друг другу. Ментор Каллаи и Керестеш-Фишера, бывший премьер граф Иштван Бетлен, всегда был доступен для совета в духе той же политики. Задача, которую Хорти поставил перед новым премьером, - вывести страну из войны и по возможности заключить мир с Западом. И он, и премьер понимали, как трудно будет им справиться со всё растущей силой правых во внутренней политике страны.


Премьер-министр Миклош Каллаи (слева),
Министр внутренних дел Ференц Керестеш-Фишер (центр)
и тайный советник граф Иштван Бетлен, премьер-министр в 1921-1931

Сразу после назначения Каллаи просит о встрече с руководством Правительственной партии и прямо спрашивает, на каких условиях они дадут ему править и окажут поддержку. Ответ: только, если он примет их подход к основным проблемам. Лидеры объясняют новому премьеру, что в случае победы Запад сдаст Венгрию Советскому Союзу, которого они смертельно боятся, потому что он обязательно введет коммунизм в страну, а потому они желают победы Германии. Это и определяет их отношение к евреям. Если Германия выиграет войну, а Венгрия продолжит своё терпимое отношение к евреям, Германия будет смотреть на Венгрию как на вражескую страну, заполненную евреями.

(Как мы знаем, в отношении Запада и Советского Союза так в точности и случилось.)

Каллаи ответил, что готов, в данных обстоятельствах, учесть пожелания партии в той степени, в какой они окажутся приемлемыми в гуманитарном отношении и не будут следовать иностранному (германскому – Э.Р.) диктату. «...Я готов сделать определенные уступки за счет евреев, но только такие, которые не затронут евреев в их равных гражданских правах, в их свободе и человеческом достоинстве. Эти уступки не должны идти дальше, чем экономика,... учитывая привилегированное положение евреев в венгерской экономической жизни... Эти меры будут рассматриваться справедливо-мыслящими евреями Венгрии как их вклад в военные жертвы нации».

«Мой ответ не удовлетворил лидеров партии, - продолжает Каллаи, - но... мы решили, что в первой речи в роли премьера я скажу, что хотя я не полностью приемлю платформу партии, я соглашусь с её бескомпромиссным подходом к еврейскому вопросу и приму экономические меры, которые будут учитывать общественное мнение». В своей речи Каллаи подчеркнул, что идеи страны основаны на христианстве, а не на нацизме.

После встречи с лидерами партии премьер понял, что в будущем он не сможет произнести ни одного откровенного слова ни с одним человеком, кроме самых ближайших друзей. «Только в должности премьер-министра, - пишет Хорти, - таланты Каллаи проявились в полную силу. Он соединял в себе глубокий ум с проницательностью, зная, когда нужно схитрить перед непреодолимыми препятствиями, если никакого другого способа не было». Керестеш-Фишер соглашается, что придется пойти на уступки. Этим путем, говорит министр, мы сумеем спасти массы венгерского еврейства, действуя, казалось бы, за их счет. Вот уж воистину «Каллаи-Кеттос» на краю пропасти! Это трое эквилибрируют против позиции своей партии и большинства кабинета и, что страшнее, против своего могущественного и очень опасного «союзника» - Германии. При этом они, наверно, знали, что благодарности потомства не будет.

Антиеврейские меры Каллаи в первую очередь коснулись принудительной покупки больших угодий, которая была начата с еврейской земли, но по ценам, получаемым владельцами-не-евреями. Ситуация была такова8: 70% обрабатываемой земли принадлежало мелким землевладельцам, 15% - государству, местным властям, церквям, и 15% - крупным землевладельцам. 90% еврейских владений были крупными, причем не было ни одной еврейской семьи, которая сама работала бы на земле.

Как это легко критиковать и судить в кабинетной тиши после войны! Рафаэль Патаи16, c.551 пишет, что многие историки признают заслугу Каллаи в спасении венгерского еврейства до оккупации в марте 1944 г. Верно, но автор игнорирует, что и до его прихода к власти евреи были в физической безопасности, и страна принимала эмигрантов, и это была заслуга Хорти, Керестер-Фишера и, вне сомнения, венгерского общества. Далее, Патаи критикует Каллаи за его земельную реформу, которая «лишила евреев одного из последних прав: владения землей». Лишила? По новому закону евреи не могли владеть более чем 57 гектарами (142 акрами). Но это не лишение всякого права на владение – 57 га нельзя объяснить как полное «лишение», хотя это и была антиеврейская мера. Ниже будет приведен «каталог» давления на премьера и Регента, который покажет их твердость в противостоянии. При этом Каллаи с беспощадной честностью приводит тексты своих антисемитских речей. Как правило, он их предварительно обсуждал с еврейскими лидерами. Несколько раз они сами просили, чтобы он как можно больше уступал Гитлеру, чтобы только не было оккупации. Ведь все понимали, что война – не навсегда.

6.1.2. Визит Каллаи к Гитлеру. Календарь антиеврейского давления

Было принято, что новый премьер получает приглашение посетить Гитлера и Муссолини, и 16-го апреля 1942 г. Каллаи едет в Берлин. Эта была его единственная встреча с фюрером. Гитлер говорил о необходимости поставки большего числа венгерских войск на Восточный фронт. Естественно, что еврейский вопрос не мог не всплыть. Только за 10 дней до встречи Гитлер выступал в Рейхстаге и твердо говорил о необходимости избавить Европу от евреев. Каллаи:

«Я определил мои взгляды на еврейскую проблему, указывая на разницу ситуаций в Венгрии и Германии, где евреи составляли только 0.5% населения против наших 10%. Исключение евреев из нашей национальной жизни без сбрасывания её с рельсов может быть достигнуто только постепенно и ни в коем случае не силой».

Вернувшись от Гитлера, премьер выступает перед партийным комитетом. «О еврейской проблеме я объявил, что евреи должны быть удалены со всех важных постов, если только их место может быть заполнено сразу, потому что непрерывность операций не может страдать. Поэтому наши нужды должны определить темпы замены. Окончательное решение еврейской проблемы должно ждать конца войны, хотя единственным решением должно быть выселение 800 тысяч евреев. Это было страшное заявление, но оно также означало, что 800 тысяч евреев останутся здесь до конца войны, и до тех пор никакой вред им не будет причинён. Перед этой речью я обсудил ее с официальным лидером евреев».

15-е августа 1942 г.

Венгерский посол в Германии Стояи доложил, что если раньше Гитлер был склонен принять венгерскую точку зрения об откладывании еврейского вопроса до конца войны, то сейчас он решил, что действия должно быть немедленными.

8-е октября 1942 г.

Стояи докладывает, что «немцы требуют от Венгрии принятия законов, которые полностью исключили бы евреев из культурной, политической и экономической жизни». Как будто бы принятых уже законов недостаточно! Немцы готовы взять на себя депортацию венгерских евреев на Восток. Стояи приезжает в Будапешт и привозит премьеру письмо Риббентропа. Министр пишет, что немцы дали Каллаи время, чтобы показать, что он сам сможет сделать по еврейским делам, и результаты неудовлетворительны. Если требуемые меры не будут приняты, не будет доверия ко всей системе германо-венгерских отношений. Германия требует:

1. Евреи должны носить желтую звезду.

2. В каждом городе должно быть организовано гетто для евреев.

3. 300 тысяч физически сильных евреев - мужчин и женщин - должны быть предоставлены Германии для восстановления промышленности и сельского хозяйства Украины.

Стояи добавил, что «из всей Европы Венгрия осталась еврейским островом. Ни нейтральные страны, ни западные союзники не согласились принять евреев, но только Венгрия оставила ворота, открытыми для них... Немцы больше не могут позволить Венгрии остаться оазисом убежища, и они надеются, что премьер поймет абсолютную логичность их требований».

17-е октября 1942 г.

Немецкий посол Дитрих фон Ягов доставляет ноту, повторяющую предыдущие требования.

22-е октября 1942 г.

Речь Каллаи перед руководством партии:

«Я хочу установить следующее: в отношении еврейского вопроса я готов предпринять все шаги, которые поддержат, удовлетворят и продвинут политические, экономические и этические цели нации. Но я не готов продвигать неуместные частные интересы отдельных людей... И я не согласен с людьми, которые не видят в этой стране других проблем, кроме еврейской... Я не могу и не позволю кому-нибудь загрязнить национальную честь и репутацию Венгрии... политическим экстремизмом и ложной пропагандой».

5-е декабря 1942 г.

Правительство Каллаи послало, через Стояи, ответ, в котором все требования были категорически отвергнуты, включая требование о желтой звезде и о депортации. Нота была доставлена 14-го декабря. Заместитель государственного секретаря Германии Лютер с «искренним сожалением» отметил уникальность Венгрии в окружающем море, оставшемся практически без евреев.

Венгерские евреи не призывались в армию по требованию Германии. Но сейчас, отказав Гитлеру в посылке 300 тысяч работников, Каллаи и министр обороны Вилмош Надь решают создать еврейские рабочие отряды для промышленности, что принесло бы пользу и дало бы возможность сказать немцам, что все евреи военного возраста заняты внутри страны. Чуждый всякому антисемитизму, Надь[52] делает всё возможное, чтобы смягчить традиционное армейское юдофобство, но в середине 1943 он вынужден уйти в отставку. (После войны Вилмош Надь стал первым венгром, которого Яд ва-Шем почтил как «праведника среди народов».)

15-е января 1943 г.

Лютер повторяет, что ключ к решению венгерских проблем с Трансильванией лежит в удовлетворении немецких требований в отношении евреев.

6.1.3. Визит Каллаи к Муссолини, королю Италии, Папе

Каллаи получает приглашение от Муссолини, и приезжает в Рим 4-го апреля 1943 г. Во время трехчасовой беседы поднимаются проблемы: 1) Возможность сепаратного мира для Венгрии, Италии и Финляндии; 2) Балканы – Каллаи полагает, что разрушение независимости Сербии совсем не в интересах Италии, ибо откроет дверь панславянскому империализму; 3) Еврейский вопрос.

Муссолини говорит, что не может быть и речи о сепаратном мире. Во-первых, этого не позволяет честь. (Дуче, даже перед падением, не забывает указать гостю, что итальянцы – наследники Римской империи.) Во-вторых, Италия ничего от этого не получит, но станет полем жестокого боя, где и Германия окажется врагом, и он оказался прав. Кроме того, требование союзников о «безоговорочной капитуляции» означает невозможность сепаратного мира. В-третьих, никто не показал ему, как практически выйти из войны. Очень не советует Венгрии попытаться выйти одной – недооценить ярость немцев и немедленную оккупацию. Муссолини был подавлен этой мыслью. Дуче клянется в дружбе, симпатии, поддержке Венгрии.

По поводу евреев Каллаи читает Дуче своего рода лекцию. Он спрашивает, зачем ему понадобились антиеврейские законы? В Италии всего 60 тысяч евреев, их влияние незначительно, даже он, Каллаи, успешно сопротивляется антисемитизму в своей стране, где евреев почти 10%, а Муссолини-то это зачем? Ведь и так сейчас многие ставят итальянский фашизм на одну ногу с нацизмом. Муссолини отвечает, что давление немцев по этому поводу огромно, и это та кость, которую он не мог им не бросить. Каллаи говорит, что в Италии много венгерских иммигрантов, и он просит, чтобы в отношении их не было разделения в обращении между евреями и не-евреями. Муссолини обещает и выполняет обещание в течение тех 3.5 месяцев, которые остались ему до ареста королем.

Король Виктор Эммануил III принимает венгерского премьера. Культурнейший человек, венгерскую культуру знает лучше своего гостя. И ни слова о политике, как бы его гость не провоцировал. Тот король, который 25-го июля арестует Муссолини.

Визит к Папе Пию ХII. Каллаи говорит, что никто, кроме Папы, неспособен быть посредником в попытке прекратить войну. Папа отвечает, что готов помочь, но его никто из главных игроков не просил. Если он сам выступит с инициативой, и одна из сторон ее примет, а другая отвергнет, то он сразу окажется как бы союзником одной стороны, а это для него недопустимо. Далее, страшные немецкие зверства, особенно по отношению к евреям, и условие союзников о безоговорочной капитуляции означают, что никакие переговоры невозможны, если, как минимум, г-да Гитлер и Муссолини не откажутся от власти. Если они к нему обратятся на таком условии, то он будет рад взять на себя миссию; он разрешает Каллаи передать эти слова Муссолини. Папа знает, что Венгрия осталась единственным убежищем для евреев в центре Европы, и он надеется, что его гость сможет продолжить ту же политику.

6.1.4. 17-е апреля 1943 г. Хорти у Гитлера. Требование о смещении Каллаи и о депортации евреев. Хорти отклоняет требования

Гитлер приглашает Хорти. Фюрер показывает Регенту донесения разведки о том, что Каллаи связывается с союзниками через Турцию. Премьер не выдал Рейху ни одного дополнительного солдата. Более того, указывает Гитлер, Каллаи позволил 70 тысячам еврейских беженцев поселиться в Венгрии. Гитлер требует смещения Каллаи и впервые угрожает оккупацией, если Венгрия не подчинится в еврейском вопросе. Хорти всё это знает, но категорически отказывается сместить премьера. Он пишет7:

«…Гитлер начал читать мне лекцию о евреях и кричать, что «евреи должны быть уничтожены или отправлены в концлагеря». Я не видел причины, почему мы должны капитулировать перед Гитлером и изменить наш подход к проблеме, тем более что в октябре 1942 г. мы установили специальный налог на еврейский капитал как «вклад в войну», а также ограничили владение евреями землей. Хотя эти меры были введены правительством Каллаи, Гитлер продолжал его чернить, обвинять в подготовке венгерской измены и требовать его смещения с руководства правительством. Я категорически отказался уступить по этому вопросу и попросил Гитлера воздержаться от вмешательства в мои обязанности... После обеда... Гитлер опять заговорил о Каллаи, который должен быть смещен «в интересах германо-венгерской дружбы». Я опять ответил: «Не вижу для этого ни малейшей причины»... Мы расстались без следа дружественности».

Каллаи8: «Хорти заявил, раз и навсегда, что как ему в голову не пришло бы влиять на Гитлера и немецкое правительство в их выборе министров, так и он не принимает никакого принуждения, даже в форме пожелания или наблюдения, по поводу того, что его премьер, который пользуется полным его доверием, должен быть заменен».

По поводу евреев Хорти сказал Гитлеру (согласно Дику17): «Что я должен делать с евреями после того, как я отберу у них все возможности зарабатывать на жизнь? Не могу же я их пристрелить?» По Дику, это было сказано «наивно», мне же кажется, что с вызовом, используя логику доказательства от противного: что вы еще хотите? Мы уже лишили их средств к жизни, так не убивать же их? Гитлер не мог понять, кто перед ним: безнадежно неинформированный политический младенец или играющий дурачка опытный манипулятор (Сэкмистер15,с.390).

Геббельс записывает в дневнике 8-го мая 1943 г. (цитируется по Дику34):

«Еврейский вопрос разрешен венграми наименее удовлетворительно… Хорти приводит ряд гуманитарных соображений, совершенно неприменимых в этой ситуации».

И насчет «всех возможностей зарабатывать на жизнь» Хорти лукавил, «наивно» спрашивая фюрера, что будет с военной промышленностью, если евреи будут отстранены (Дик17). Тем не менее, было немало евреев, нуждавшихся в материальной помощи еврейских организаций в результате введения антиеврейских законов.

Каллаи цитирует Джено Левайя[53]: «…В то время как немцы более или менее полностью уничтожили всех евреев в центральной Европе, около миллиона венгерских евреев оставались, как это видел Гитлер, практически незатронутым центрально-европейским островом для евреев под защитой регента Хорти и правительства Каллаи».

Каллаи: «Я видел еврейскую проблему, как проблему нашей нации»

Стояи умоляет Каллаи уступить, потому что для немцев это вопрос престижа. Для Каллаи же проблема спасения евреев оказалась завязана на вопросе о независимости страны. «Можно так поставить вопрос: могу ли я рисковать возможностью катастрофы всей Венгрии ради евреев? Люди нередко так думали, если даже они не решались этого сказать. Но это возражение было основано на ложных предпосылках».

«Принести евреев в жертву немцам означало бы непоправимую вину Венгрии после войны... Этого нельзя было сделать не только по христианским и гуманитарным соображениям, но и потому, что это не спасло бы независимость страны... Нацистский дух и власть Германии заполонят страну... ... Я видел еврейскую проблему не только как чисто еврейскую, но и как решающую проблему для всей нации. Я так же вижу ее и сегодня». Это был момент, когда премьер почувствовал невозможность дальнейшего сотрудничества с Германией. «Между нашими позициями более невозможно навести мосты».

Каллаи решает работать для победы союзников. Он обсудил свое решение только с Регентом и Керестеш-Фишером, у которых нашел полную поддержку.

В Венгрии Каллаи и Хорти видят, что правые члены парламента часто посещают немецкое посольство. Чтобы облегчить себе работу, они распускают парламент на каникулы на максимально разрешенный срок с начала мая до середины ноября 1943 г. Когда парламент вернулся к работе, еврейские депутаты просят премьера сделать что угодно, чтобы только избежать немецкого вторжения. О том же умоляет один из глав еврейской общины Сэми Штерн.

5.2 ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ВЕНГРИИ В ПЕРИОД БАРДОШИ 6.2. Оккупация и Холокост в Венгрии