Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Миклош Хорти: Мнения
Элиэзер М. Рабинович: Спасение евреев Будапешта
4.4.3. БЫЛ ЛИ ХОРТИ АНТИСЕМИТОМ? 6. Разгар войны

Элиэзер М. Рабинович

5.2 Военные преступления Венгрии в период Бардоши

Два преступления были совершены венгерской армией в 1941-начале 1942: 1) массовое изгнание евреев в Каменец-Подольск, где они были убиты; 2) убийство невинного гражданского населения – сербов и евреев – в отместку за действия партизан в Уджвидек (Нови Сад) на севере Сербии.

5.2.1 Каменец-Подольск

Как ни странно, но детали этой истории неясны и сегодня. Когда Венгрия присоединила к себе Карпатскую Русь, там оказалось много «новых» евреев. Венгерский губернатор этого района Миклош Козма решил выселить их за пределы приобретенных территорий. В статье «Первая резня: Каменец-Подольск»[45] утверждается, что в хаотических обстоятельствах войны он получил разрешение на «депортацию евреев на «ничейную землю» от премьер-министра Ласло Бардоши, министра внутренних дел Ференца Керестеш-Фишера[46], а также от Регента Миклоша Хорти». Согласно этому источнику было депортировано 18 тысяч человек, хотя цифры резко расходятся и доходят до 30 тысяч. Здесь они ВСЕ были расстреляны в течение нескольких месяцев до конца августа 1941 г.

Тот же источник45 пишет, что только после расстрелов, где-то между августом и ноябрем, правительство Венгрии узнало о резне. Две-три тысячи из высланных евреев сумели вернуться в Венгрию и были приняты.

Рафаэль Патаи16,c.549 описывает историю несколько иначе. Он пишет, что от 15 до 35 тысяч евреев бежали с оккупированных Германией территорий в 1938 г. и были допущены в Венгрию специальным приказом Керестеш-Фишера по просьбе сионистской организации. Предполагалось, что эти люди останутся временно в Венгрии и затем переселятся в Палестину. Но в 1941 г. Венгерское национальное агентство по контролю иностранцев арестовало евреев, не имевших свидетельства о венгерском гражданстве, и вручило их военным властям, которые и вывезли их в восточную Галицию, в район Каменец-Подольска.

Тамошние еврейские общины еще существовали, и они пытались помочь новоприбывшим, пока немцы не расстреляли всех 27-28 августа 1941. Число жертв достигло 15-16 тысяч, пока Керестеш-Фишер не узнал, не прекратил резню14,с,34 и не вернул в Венгрию те две тысячи, которые выжили. А затем Патаи утверждает, что вместе с убитыми в последующие месяцы число дошло до 35 тысяч евреев, депортированных из Венгрии. Откуда они взялись после вмешательства Керестеш-Фишера, непонятно. Иштван Дик говорит о 15-20 тысячах человек. Wikipedia[47] пишет о 18 тысячах евреев, депортированных из Венгрии.

Мы видим, что между депортациями из Венгрии и расстрелами прошло несколько месяцев. Убивали немцы, а не венгры, и венгерское правительство не сразу узнало об убийствах. Массовые убийства евреев немцами еще не были хорошо известны - это, наверно, был второй случай после Литвы, так что депортация в то время не рассматривалась равносильной убийству (даже в 1944 г., как мы увидим ниже). Сколько я ни искал, мне не удалось найти, кто был все-таки лично ответственен за это преступление, и со мной согласен израильский историк, заведующий венгерским отделом в Яд ва-Шем («Рука и Имя» - название мемориального института Холокоста в Иерусалиме), Кинга Фроджимович, который пишет в недавней книге[48]: «Мы не можем единодушно установить ответственность венгерских властей за убийство десятков тысяч евреев в этом случае». Выше я приводил цитату из Сэкмистера15,с.273, который уверен, что Хорти ничего не знал о резне, а когда узнал, то запретил дальнейшую депортацию. До самой оккупации Хорти отказывался сместить Керестеш-Фишера, который был наибольшим защитником евреев в правительстве.

Но, странно, что об этом случае не пишет ни Хорти, ни Каллаи: последний не был тогда у власти. Каллаи утверждает8,с.327, что до немецкой оккупации Венгрии «ни один еврейский индивидуум, гражданин или беженец, не был изгнан или депортирован из Венгрии». Ниже мы увидим, что Венгрия действительно приняла около 70 тысяч евреев, так что непонятно, как галицианская история прошла мимо него незамеченной.

5.2.2. Нови Сад, Сербия

Эта история гораздо яснее, и о ней пишут оба венгерских лидера. Хорти сообщает7,с.235-236, что во время оккупации венгерскими войсками этого района в январе 1942 было убито около 1300 (по Каллаи: более 2000) человек; Кинга Фроджимович говорит о 2500 сербов и 700 евреях; тела были брошены в Дунай. Армия вначале пыталась не допустить информации об убийстве, но в конце января беженцы и очевидцы появились в Будапеште, и обсуждение началось в обеих палатах парламента (Каллаи8,с.107). Оказалось, что премьер Бардоши не имел понятия о том, что происходило. Впоследствии он пытался запутать следствие. Когда Каллаи стал премьером, он приказал новое расследование. Выяснилось, что большое подразделение сербских партизан атаковало две близлежащих деревни. Вместо преследования партизан, венгерская армия устроила резню мирного населения, а партизаны ушли безвредно. По опубликовании отчета, парламент и общественное мнение пришли в ярость.

По приказу Регента виновные были отданы под военный трибунал. Каллаи: «Я не думаю, что во время войны был другой случай, когда правительство раскрыло и обсудило в парламенте жестокости, совершенные вооруженными силами страны, и инициировало наказание. Пятеро (все немецкого происхождения) были приговорены к смерти и около двадцати – к заключению на 8-15 лет. Однако немцы сумели выкрасть и увезти в Германию приговоренных к смерти».

Рассматривать этот случай как признак намерения венгерского руководства избавиться от евреев, как это делает Кинга Фроджимович, довольно нелепо: евреев-жертв было меньше четверти, и Регент приказал и осуществил суд. Несмотря на это, после войны Тито требовал выдачи Хорти за это преступление. Американцы рассмотрели событие и отказали в выдаче. Однако начальник Генерального штаба Венгрии того времени генерал Сомбатели был выдан и казнен в 1946 г. в Нови Саде после показательного[49] и вряд ли справедливого суда. В 1994 г. Венгерский суд отменил венгерский приговор.

5.3 Венгрия и евреи, 2-я часть: «Убежище для миллиона евреев»

Часть заглавия, которая в кавычках, заимствована из книги Монтгомери10. После того, как мы рассмотрели преступления Венгрии против евреев, мы должны согласиться, что эта антисемитская страна, несмотря на антиеврейские законы, была единственной из союзников Гитлера, где почти миллион евреев ходили по улицам, сохраняя достоинство. (Wikipedia38 пишет, что для 1941 г. число в 995,000 не было бы преувеличением.) Депортация евреев была краеугольным камнем гитлеровской политики. Мы увидим ниже, как твердо противостояла Венгрия этому требованию. «Нелепо, - пишет Монтгомери, - сравнивать её Англией, Голландией или Швецией. Надо сравнивать с ее соседями: Румынией, Югославией и двумя половинками прежней Чехословакии – Богемией и Словакией. Тогда становится ясным, что она поддерживала достаточно высокий стандарт достоинства до тех пор, пока она могла сама определять свою политику в условиях морального разложения вокруг».

После истории с Каменец-Подольском Венгрия стала открытой для иностранцев и приняла беженцев из Австрии после Аншлюсса (1938), поляков, евреев и венгров из Польши и Словакии 1939) (Каллаи8,с.324). Нафтали Краус[50] писал в израильской газете на венгерском “A Hét Tükre”, 30-го сент. 1993 г., что д-р Йо́жеф А́нтал Старший смог спасти польских евреев только потому, что ему это было позволено Хорти и Керестеш-Фишером. «И это не венгерские евреи бежали в Словакию Тисо или в Румынию Антонеску, а наоборот».

Керестеш-Фишер возглавлял процесс иммиграции евреев. Сначала евреи из Словакии пропускались пограничниками практически без документов. По требованию немцев, правительство Словакии заявило протест. Тогда Керестеш-Фишер приказал на границе «строго» проверять правильное оформление документов. Но неофициально велел не препятствовать «нелегальному» переходу границы. Люди переходили границу и сдавались полиции, которая отправляла их в лагерь беженцев, откуда их могли забрать родственники, друзья, еврейские общины. Более 40 тысяч эмигрировали, из них только 4 тысячи нелегалов были в лагерях. Гитлер позднее упрекал Хорти в том, что страна впустила 70 тысяч евреев.

Любопытная история: словаки предъявили Керестеш-Фишер список ста евреев, обвиненных в ложных преступлениях, и потребовали их выдачи по международному закону. Что ж, министр «подчинился». Он приказал посадить евреев в поезд в Будапеште в присутствии словацкого посла, и поезд двинулся к границе. Но на станции неподалеку комитет еврейской общины ждал беженцев. Поезд остановился, евреям дали уйти, а пустой поезд продолжил путь к границе. Словацким властям сказали, что евреи сбежали. Те больше не настаивали.

Процесс Эйхмана12, свидетельница Эрзси Элишева Сенеш, журналистка.

Председатель суда: Г-жа Сенеш, вы родились в Словакии, не так ли?

Ответ: Да.

…………………………………………………………………………..

Вопрос: …Как вы сумели достичь Венгрии? (в мае 1942 – Э.Р.)

Ответ: Я пересекла границу пешком и сумела достичь Будапешта. Там я получила от Министерства иностранных дел, т.е. от правительства, право на убежище.

Уже знакомый нам г-н Янош Блюмгрунд, который возложил венок на могилу Хорти, писал в том же письме7 г-ну Гадо 11 октября 1993 г.:

Когда через несколько месяцев после моей бар-мицвы в Братиславе в 1940 г., «мы сумели перейти в страну, которую теперь называют «фашистской Венгрией», мы почувствовали себя новыми людьми. И в то время как повсюду вокруг Венгрии депортации и убийства евреев продолжались, правительство Венгрии делало всё возможное, чтобы спасти не только 800 тысяч евреев Венгрии, но и венгерских граждан еврейской религии, которые жили в землях, оккупированных нацистами».

Стив Кольман13,с.51, в целом несимпатизирующий Хорти, пишет:

«Мы думали, что до тех пор, пока Адмирал возглавляет нашу Венгрию, мы, евреи, в безопасности. Конечно, были такие, которых послали в рабочие батальоны в Россию, но, в конце концов, разве там не были и венгерские солдаты? По крайней мере, никто не стрелял в евреев. Как могли мы знать, что происходит с этими вынужденными работниками в России? Не было связи между обитателями рабочих лагерей в России и их семьями в Венгрии, кроме редких сообщений, нелегально привезенных солдатами охраны, которым давали взятки за звонки женам и родителям, и которые не были готовы объяснить ужасные условия, в которых находились их жертвы в далекой морозной России.

А Будапешт был почти не затронут войной. Люди питались хорошо и часто; рестораны с цыганской музыкой продолжали привлекать жителей города с деньгами. Даже евреи Будапешта жили в покое перед бурей. Если и были ужесточающие положения против них, они рассматривали эти законы как путь, с помощью которого венгерское правительство удовлетворяло требования немцев».

5.4. Вице-Регент Иштван Хорти, графиня Илона Боуден, Миклош Хорти, Мл.


Братья Хорти. Слева - Вице-Регент Иштван,
справа – Миклош Младший

Мы познакомимся только с той частью семьи, которая нужна для нашей истории. К 1942 г. дочерей Хорти уже не было в живых, и во дворце жили, помимо Регента с женой, старший сын Иштван с женой графиней Илоной и годовалым сыном и Миклош Хорти младший. Хорти было 75, он думал о преемнике и избрал для этого старшего сына[51], инженера-механика и летчика. Хотя это могло выглядеть, как попытка создать династию, Парламент утвердил Иштвана в должности Вице-Регента. Иштван был ярым антифашистом. Вскоре после утверждения в должности он отправился на Восточный фронт, в Киев. Туда же на короткое время для работы в венгерском военном госпитале прибыла и Илона, окончившая курсы медсестер; годовалого ребенка оставили на попечения деда и бабушки. Иштван писал отцу:

«Другая печальная тема: еврейские группы по 20-30 тысяч человек находятся на милости садистских страстей; …отвратительно, что в 20-м веке такое может случиться… Мы заплатим за это дорогой ценой. Возможно ли привезти их для работы домой? Иначе к весне только немногие останутся живы».


Графиня Илона Эдельштейн-Гауляй (Илона Боуден),
жена Иштвана Хорти: медсестра (1942) и почетная гражданка Будапешта (2011)

Муж и жена во время короткого пребывания в Киеве вместе жили в квартире, которую им предоставил уехавший немецкий генерал. Иштван откровенно говорил, что Германия проиграет войну. Илона была уверена, что квартира была напичкана микрофонами. 20-го августа 1942 г. этот опытный пилот (100 вылетов, из них 25 боевых) поднялся в воздух, и самолет тут же упал. Хотя доказательств нет, но и жена, и отец были убеждены, что аварию подстроили немцы. Когда Иштвана назначили Вице-Регентом, немецкое правительство не прислало даже формального поздравления. А на похороны изволил приехать фон Риббентроп и привезти для погибшего два немецких ордена.

Вдова Иштвана графиня Илона и оставшийся сын Адмирала и г-жи Хорти, Миклош Хорти Мл., через два года сыграли большую роль в помощи Адмиралу по спасению евреев.

4.4.3. БЫЛ ЛИ ХОРТИ АНТИСЕМИТОМ? 6. Разгар войны