Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Миклош Хорти: Мнения
Элиэзер М. Рабинович: Спасение евреев Будапешта
3.АДМИРАЛ МИКЛОШ ХОРТИ... 4.3. 1920-1944: Политическая структура Венгрии

4. Краткая история Венгрии меж двух мировых войн

4.1. Новая география. Трагедия Трианона

Это очень краткая история, и несколько важнейших эпизодов и имен пропущено. Я пишу только о том фоне, который важен для основной нити рассказа. После Наполеоновских войн, которые можно считать предшественниками мировых войн, Венская конференция 1815 г. сумела обеспечить отсутствие всеевропейского конфликта на столетие, хотя было много региональных войн. В отличие от этого, после Первой мировой войны Парижская мирная конференция, на которой преобладали французы, оказалась настолько жестокой к побежденным, что превратила мир в перемирие и привела к смертельным катаклизмам Второй войны. Мы давно знаем о несправедливости Версальского договора по отношению к Германии, о неудаче Вудро Вильсона, южно-африканского премьера Яна Сматса и других в попытке противостоять невероятным требованиям французов. Но читая сейчас об истории разделения Австро-Венгерской империи на национальные государства по Трианонскому договору[20] (подписан 4 июня 1920 года в Большом Трианонском дворце Версаля), я думаю, что мало какое событие в истории имело такие кровавые последствия, как Парижская «мирная» конференция.


Карты разделения Австро-Венгрии после Первой мировой войны по Трианонскому договору. Карта слева пунктиром показывает границы старой империи.
Сплошные линии обозначают границы новых государств: 1 – Австрия; 2 - Венгрия; 3 - Чехословакия; 4 – Австрийская территория (Галиция), аннексированная Польшей;
5 – Венгерская территория, аннексированная Румынией; 6 – Югославия: 7 –
Австрийская территория, отошедшая к Италии. Карта справа показывает новые границы Венгрии (светло-зелёный цвет)
и отошедшие от неё территории (тёмно-зелёный), а также указан этнический состав регионов на 1920 г.

Профессор Тимоти Снайдер[21] пишет, что весь процесс был насквозь лицемерным. Страны Антанты объявили себя защитниками самоопределения народов Центральной Европы. Но когда процесс завершился, нации, считавшиеся союзниками Антанты, – чехи, поляки, румыны – расширили свои территории и включили значительные меньшинства, которых они лишили равноправия. С другой стороны, нации, считавшиеся врагами – немцы, венгры, болгары, турки - были наказаны урезанной территорией и большими диаспорами своих народов внутри других государств.

Задумывался ли кто-либо о нелепости такого образования, как Чехословакия, распавшегося, как только народы, её заселявшие, получили свободу, а уж о Югославии и говорить нечего: как можно было вместить в одно государство православных, католиков и мусульман? До войны её держала вместе сербская диктатура, после - коммунистическая диктатура Тито, а затем страна распалась в результате жестокой гражданской войны. Венгрия незаслуженно пострадала больше всех: у нее отобрали 2/3 территории и треть населения, причем значительная часть мадьярского населения оказалась в чужих государствах (Румыния, Словакия) прямо на границе с Венгрией. Венгрия потеряла 88% лесов, 83% производства чугуна, 67% банковско-кредитной системы. Вся экономическая инфраструктура рухнула. Линии железных дорог обрывались у венгерской границы и не могли быть использованы новыми государствами[22]. Венгры, дискриминируемые в «новых» землях и переселявшиеся в свою страну, годами жили в нищете в брошенных железнодорожных вагонах.

Эту нелепость трудно объяснить иначе, чем злобой и некомпетентностью. Вудро Вильсон спрашивал французов, почему они настаивают на таких границах для Венгрии. Ответ, казалось бы, не был лишен смысла: «Всё равно Венгрия станет коммунистической, зачем же нам увеличивать ее территорию?» Вильсон послал представителя в Будапешт, и тот вернулся с правильным прогнозом, что победа коммунистов неизбежна, так что Вильсон снял немедленные возражения, но он полагал, что установленные границы являются временными и могут быть позднее пересмотрены. Но когда коммунисты Белы Куна были свергнуты, никто из националистов т.н. «Малой Антанты», состоявшей из Румынии, Чехословакии и Югославии, и думать не захотел о малейшем пересмотре границ, с которыми Венгрия живет и сегодня. И как без Версальского договора не было бы Гитлера и Второй мировой войны, так без Трианона весь расклад союзов в Центральной Европе был бы иным. Вторая война – прямой результат бездумного передела после Парижа.

4.2. 1919-й год. Советская Республика, контрреволюция, Красный и Белый террор

31-го октября 1918 г. Карл I приказал сдать австро-венгерский флот будущей Югославии и объявил,[23] что «отстраняется от управления государством» (подчёркивая, что это не является отречением от престола). У Хорти не было должности, и он удалился в свое поместье в Кендереше для частной жизни19. В тот же день Венгрия отвергла монархию и была провозглашена народной республикой, а 21-го марта 1919 г. превратилась в Советскую республику[24] во главе с Белой Куном.

Советская республика просуществовала 133 дня. Она стала терять поддержку населения после провала июньского мятежа социал-демократов и казни 590 его участников. В стране был развернут «красный террор». Часть страны оккупировали румыны. В июле они свергли коммунистов и захватили Будапешт.

В городе Сегеде собрались контрреволюционные силы. Увидев, что дипломатией от большевиков и румын не избавиться, сегедская группа образовала правительство и пригласила Хорти в качестве военного министра. В начале июня он приехал в Сегед и принял командование «армией» в тысячу человек, а к ноябрю он довел ее численность до 50 тысяч. 16-го ноября адмирал в парадной одежде на белом коне «вплыл» в покинутую румынами столицу.

Национальная армия19, возглавляемая Хорти, представляла собой ряд полусамостоятельных вооружённых формирований. Она начала кампанию террора против коммунистов и других левых, которая стала известна как «Белый террор». Мы, безусловно, предпочли бы, чтобы наказания были осуществлены судами типа британских и американских, но сегедские офицеры не были склонны к мягкости. Было объявлено военное положение. Многие сторонники Советской республики были расстреляны или повешены после быстрого военного суда, значительная часть попала в тюрьму. Среди казненных было много крестьян. К сожалению, мы должны признать, что хотя в целом евреи коммунистов не поддержали, в правительстве Куна они составили абсолютное большинство. Надо полагать, что среди коммунистов по всей стране евреев также было не меньше половины. Поэтому многими жертвами «белого террора» были евреи. Начальник штаба Хорти генерал Соос, давая инструкции исполнителю Пронеи, закончил фразой: «Не убивайте слишком много евреев, потому что у нас будут проблемы»15,с.28-30. Это можно понять по-разному – как поощрение к убийству евреев, но, скорее, как понимание, что без казней евреев не обойтись, так что нужно соблюдать меру. В то время и друг евреев Уинстон Черчилль написал[25]:

«Та же недобрая известность была достигнута евреями в короткий период террора во время правления Белы Куна в Венгрии… Хотя во всех этих странах много неевреев, которые ни на йоту не лучше худших из евреев-революционеров, роль, которую играют последние, пропорционально их доле в населении, поразительна».

В октябре 1919 г. Хорти он выступил и сказал16, p.470:

«Я торжественно заявляю, что преследование евреев – преступление безответственных элементов, и я учредил самое тщательное следствие. Я привлеку всех виновных, как исполнителей, так и подстрекателей, если они служат в армии, к военному суду, и уволю их навсегда из Венгерской Национальной армии. Я полагаю это самоочевидным, что все виды погромов, национальных преследований, а также индивидуальные действия должны быть подавлены с неумолимой строгостью».

Террор был полностью прекращен к концу 1921 г., когда Хорти справился с отсутствием дисциплины в армии. В мемуарах он называет 1919 годом «революции и террора», но он тверд в утверждении, что командование армии не дало ни одного приказа на совершение противозаконных актов. Венгерское общество не желало возвращения какого-либо подобия коммунизма, и с этим было согласно большинство венгерского еврейства. Хорти быстро осознал, что в интересах страны экстремистские действия необходимо пресечь.

Сколько жертв?

Более или менее общепринятая цифра жертв «красного» террора – 590 человек. Это число не включает казни Венгерской Красной армией на фронтах7,с.126. А «белого»? Ответ сильно зависит от политических симпатий автора источника. Еврейская энциклопедия в Интернете[26] утверждает, что погибло около 3000 человек. Профессор Пол Хейнбринк[27] пишет: «Как полагают, во время «белого террора» могло быть до 2000 жертв». Это немалая разница – две или три тысячи, не так ли? Профессор Рандольф Брэм5: «…Несколько частей осуществили погромы, в которых погибли тысячи евреев». Профессор Ева Бэлог[28]:

«Плохая репутация Хорти происходит от «Белого террора». Число жертв до недавнего времени оценивалось в 2,000 – число, которое я всегда полагала слишком высоким. Венгерские историки 70-х и 80-х довольно безответственно повторяли это магическое число, взятое из современной событиям австрийской левой газеты. Позднее историки открыли, что Ласло Фенис, левый журналист, по просьбе газеты «Népszava» сделал серьезное усилие по сбору данных о жертвах и нашел 646 имен. На основании этого частичного числа Ромзикс оценивает действительное число в 1,000».

Примечание Эндрю Л. Саймона к мемуарам Хорти7 (стр. 126, гл. 9, No. 25):

«После свержения коммунистов непослушные части армии националистов произвели погромы в нескольких городах против бывших участников коммунистического режима. Комиссия по правам человека Социал-демократической партии произвела расследование в 1920 г. Она установила, что т.н. «Белый террор» привел к исчезновению около 600-800 человек. Неопределенность числа связана с тем, что пропавшие без вести включают как погибших во время румынского вторжения, так и тех, кто эмигрировал из страны во время смут. Венгерский историк Игнас Ромзикс признаёт, что жертвы «Красного террора», возможно, превосходят жертвы «Белого» на порядок величины… Коммунистическая пропаганда заграницей… оказалась настолько успешной, что её повторяет даже официальная американская публикация: «Венгрия. Изучение страны» (ссылка на издание Библ. Конгресса, 1989). Ложь живуча»

. Ложь – живуча, если ее повторять много раз. Давайте, зададимся вопросом:

Сколько МОГЛО бы быть жертв, если БЫ режим Куна-Ракоши удержался тогда в Венгрии?

Обычно история не знает сослагательного наклонения, но в этом случае ответ дать легко. Мы хорошо знаем[29], что потерявшие все моральные ограничения Кун и Ракоши делали в Крыму (Кун, 1921) и в послевоенной Венгрии (Ракоши). Только рассмотрев эти события, мы можем решить, насколько оправданы были довоенные репрессии, не давшие коммунистам Венгрии поднять голову.

Бела Кун уехал в Россию и стал одним из наиболее одиозных большевистских убийц. Для организации массового уничтожения «классовых врагов», оставшихся в Крыму после эвакуации белых, которых обманули обещанной амнистией, центральная власть направила в Крым Р.С. Землячку, Белу Куна и Г.Л. Пятакова, которые и несут основную ответственность за организацию и проведение в Крыму красного террора невиданного прежде масштаба. «Точное число жертв учёту не поддаётся,... но по официальным советским данным, в 1920-1921 годах» в Крыму было расстреляно до 52 тысяч человек. По оценкам Максимилиана Волошина, террор 1920-1921 годов пережил только один из трёх крымских интеллигентов29». (Жирный шрифт здесь и ниже мой – Э.Р.) Вслед за террором в Крым пришёл голод. С осени 1921 года до весны 1923 года от голода умерло около 100 000 человек, или 15 % от общего крымского населения 1921 года, в основном, крымские татары. То, что сам Бела Кун был расстрелян в 1938 г., значения не имеет.

Из Википедии29:

«В советской историографии господствовала точка зрения, что в Крыму был разгул «белого террора», что большевики были вынуждены отвечать на «белый террор» террором красным и что при этом ответ большевиков был пропорциональным. Однако,... за время нахождения белых у власти в Крыму было арестовано 1428 человек (из них по партийной принадлежности: 289 большевиков)..., из которых расстрелян был 281».

Матиас Ракоши[30] гордился тем, что полагал себя самым верным учеником Сталина. Этот господин, которого в 1940 г. Хорти выпустил из тюрьмы в Москву, обменяв на трофейные венгерские знамена, установил террор, равного которому не было в других странах Восточного блока[31]: между 1948 и 1956 гг. 100-150 тысяч[32] членов партии и беспартийных были арестованы, из которых около двух тысяч казнены; 44 тысячи находились в исправительно-трудовых лагерях. Иштван Лазар22 пишет, что во время революции 1956 г. в уличных боях погибли около 3000 венгерских граждан и около 500 были впоследствии казнены.

В свете этого у меня нет претензий к Хорти за подавление венгерского коммунизма. Википедия на английском пишет[33], что Хорти был помешан (obsessed) на коммунистической угрозе. Один американский дипломат заметил, что антикоммунистические тирады Хорти были настолько обычны и яростны, что дипломаты принимали их просто за фобию. Наверно, это был один из тех дипломатов и журналистов, которые с восторгом писали об успехах социализма в СССР и принимали за чистую монету показательные процессы. Хорти того времени еще не знал послевоенной Венгрии, но он, несомненно, слышал о Крыме. Я бы на его месте тоже был «помешан».

До сегодняшнего дня либеральное общественное мнение, включая еврейское, не прощает Хорти разгрома кровавого режима Куна. Переписка через венгерскую газету двух венгеро-еврейских деятелей по случаю перезахоронения останков Хорти в семейном мавзолее в Венгрии (приложения к книге мемуаров Хорти7):

Янош Блюмгрунд, живущий в Вене венгерский еврей, появился на венгерском телевидении 16-го сентября 1993 г. с надписью на венке: «От благодарного еврейства». По этому поводу некий Джорджи Гадо пишет:

«Уважаемый г-н Блюмгрунд! Я был поражен увидеть отрывок под названием «Еврейские венки на могилу Хорти» и Вашу фотографию. Я не мог поверить, что известный борец за гражданские права, которого я до сих пор уважал, будет стоять за такого человека как Хорти, который был крайне ограниченной личностью в отношении гражданских прав (и не только по отношению к евреям) с самого начала его правления и до самого конца. И Вы это делаете в момент, когда крайне правые и особенно их правые союзники Антала… продолжают строить контрреволюционный режим (контрреволюционный в смысле противодействия также и революции 1919 г.)…»

Заметьте, что автор письма, по-видимому, в прошлом - коммунист: он всецело ЗА революцию 1919 г., и его не устраивает правый политик Джозеф Антал - первый демократически-избранный венгерский премьер-министр, 1990-93. А отец премьера Антала был чиновником, помогавшим польским и еврейским беженцам во время войны. Сын посадил в Израиле дерево в его память.

Г-н Блюмгрунд ответил:

«Уважаемый г-н Гадо! Я защищаю Регента Николаса Хорти именно как борец за гражданские права… Факт истории, что он никогда не был не только осужден, но и обвинен в каком-либо преступлении. Даже «великий Сталин», вряд ли особенно мягкосердечный, посоветовал нашему премьер-министру Ференцу Надю «оставить старого джентльмена в покое»… Конечно, в 1919 г. в Венгрии произошла контрреволюция… после кровавой террористической диктатуры Белы Куна… Это правление ужаса могло быть сметено только контрреволюцией…»

Раввин Нафтали Краус 30-го сентября добавил свой комментарий в израильской газете на венгерском языке:

«Режим Хорти был, с еврейской точки зрения, никак не хуже, чем коммуна Куна-Кона или террор Ракоши… Плохую память о нем создало коммунистическое промывание мозгов. Хорти был антикоммунист, правда. Ну и что? Я – тоже. Большинство населения мира таково; поэтому эта нечеловечески жестокая система и провалилась».

Но, в основном, история в руках у левых. Печать - в руках у левых. И потому Хорти не отмыться от Белы Куна. Самым поразительным для меня является то, что мои венгеро-еврейские корреспонденты, ненавидя Сталина и Ракоши, всё равно «Белого террора» Хорти простить не могут. 

3.АДМИРАЛ МИКЛОШ ХОРТИ... 4.3. 1920-1944: Политическая структура Венгрии