Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Миклош Хорти: Мнения
Элиэзер М. Рабинович: Спасение евреев Будапешта
6.2.7. Август 1944 г. 9. Оценка роли Хорти в спасении евреев.

Элиэзер М. Рабинович

6.2. Оккупация и Холокост в Венгрии

7.3. Правление «Скрещенных стрел». Спасение евреев дипломатами и простыми венграми (17-е октября 1944 – 17-е января 1945 г.)

«Скрещенные стрелы» и их лидер Салаши были бóльшие фашисты и антисемиты, чем немцы. Их не признал почти никто из нейтральных стран. Они тут же начали аресты и внесудебные убийства оппонентов. 16 ноября правительство Салаши заявило турецкому послу, что если назавтра к 4 часам дня Каллаи не выйдет сам, будет штурм посольства. Каллаи вышел, был арестован немцами и отправлен в Дахау, где его поместили в лагерь для высокопоставленных персон оккупированных стран. Он прибыл туда без гроша в кармане и небольшие деньги ему одолжил русский лейтенант-летчик Кедров. Почему простой лейтенант оказался среди высокопоставленных персон? А потому, что был он двоюродным братом Молотова.

У евреев не стало никакой защиты, и Эйхман мог бы развернуться. Он уехал из Будапешта при Хорти, но уже 17 октября прибыл обратно. Тем, что Хорти продержался так долго, массовые депортации стали невозможными, ибо восстание в Освенциме прекратило использование газовых камер 6 или 7 октября.

Но, Б-г мой, что за личность был Эйхман – этот маленький «бухгалтер» на суде в Израиле, вид которого подвигнул Хану Арендт изобрести термин «банальность зла». Всё, что он делал, было отнюдь не банально, и он никак не мог ссылаться на приказ сверху. До июля он хвастался, что сумел перекрыть собственный рекорд по скорости депортации. Только из-за престижа он обманул Хорти с последним поездом из Кишторчо, пожертвовав полутора тысячью людей. Уже в августе Гиммлер приказал остановить депортации – Эйхман пытался обмануть Хорти и скрыл приказ. Теперь, при дружественном ему правительстве, он организует «марш смерти»: начиная с 8 ноября, 50 тысяч евреев отправляют на работу в Австрию пешком из Будапешта. Кроме жестокости, нет ни малейшего экономического смысла: какую работу смогли бы сделать по прибытии эти изможденные люди? Многие умерли или были застрелены по пути, пока с подачи Бехера (эсэсовца, в то время посланного шефом СС для контроля за Эйхманом) Гиммлер 24 ноября марш не остановил. По его приказу тысячи евреев, особенно старики, были возвращены в Будапешт.

Хорти пишет, что 22 октября новое правительство выпустило декрет о призыве в рабочие батальоны всех еврейских мужчин в возрасте от 10 до 60. Гетто в Будапеште было впервые установлено и обнесено стеной вокруг главной синагоги 29 ноября 1944 г. Как мне сказали в Еврейском музее города, оно было предназначено для 200 тысяч человек, но за 50 дней его существования до освобождения туда поселилось только 70-80 тысяч.

Красный крест и дипломаты нейтральных стран развернули помощь. Созданное Валленбергом международное гетто содержало около 20 тысяч человек, было признано и не затронуто преследованиями. 32 здания арендовал Валленберг, на них были повешены знаки типа «Шведская библиотека», «Шведский исследовательский институт» и т. д., и он помещал туда евреев; странным образом, даже люди «Скрещенных стрел» эти знаки признавали. У Лутца было 76 таких домов65. К дипломатам присоединилось множество простых граждан – более 350 человек предложили свои дома в распоряжение шведской миссии.

Хотелось бы всех поименно назвать…
А. Ахматова

Бандиты из «Скрещенных стрел» убили 10-15 тысяч евреев; точное число неизвестно, и они похоронены на кладбище около синагоги, кроме тех, кого смогли идентифицировать и забрать семьи. «У евреев, - сказал нам гид, - в отличие от христиан, нет обычая захоронений около молитвенного здания. Мы считаем, что жизнь и смерть должны быть разделены. Но поскольку они были убиты именно в этом месте, было решено здесь их и оставить». Около трех тысяч евреев и венгров было убито на берегу Дуная. Перед расстрелом жертв заставляли разуваться. Об этом – памятник «Ботинки». Какое-то число недострелянных жертв сумело спастись из ледяной воды. Сотрудница Валленберга Агнес Адачи[66] рассказывает, что убийцы на берегу Дуная нередко экономили патроны: связывали жертв по трое и стреляли в среднего; люди падали на еще тонкий лед Дуная, замерзали и тонули. Валленберг привел четырех пловцов – трех мужчин и г-жу Адачи, - и они, прыгая в ледяную воду, вытащили и спасли 50 человек. На берегу для помощи ждали врачи. Это – история беспримерной преступности и беспримерного мужества. Однажды Карл Лутц1, в костюме и галстуке, прыгнул в ледяную воду и на глазах расстрельной команды вытащил и увез раненую женщину. Дипломатам это сходило с рук, потому что расстрелы были, по-видимому, самодеятельностью и незаконны даже с точки зрения этого правительства. Были случаи, когда солдаты «Скрещенных стрел» крали евреев из домов, защищенных шведской миссией, помещали в свои тюрьмы перед расстрелом, а венгерская же полиция их освобождала и возвращала Валленбергу.

Дипломаты мчались на машинах вдоль «маршей смерти», вручали пакеты с едой и лекарствами, а после приказа Гиммлера об отмене марша, по-видимому, помогали доставить обратно немощных.

Карл Лутц (слева) и Рауль Валленберг

Сколько людей было реально спасено дипломатами? Мы никогда не узнаем точной цифры. Иштван Дик34 пишет:

«Деятельность Валленберга, швейцарского консула Карла Лутца, ватиканского нунция Анджело Ротта, псевдо-испанского консула (в действительности, итальянского антинациста) Джорди Перласка и представителя Международного Красного Креста Фридриха Борна, вероятно, представляет собой наиболее известную главу в истории венгерского Холокоста. Эти мужественные люди, главным образом, использовали дипломатическое признание своих правительств, чтобы произвести впечатление на лидеров «Скрещенных стрел»; в результате они смогли раздать сертификаты, также называемые «защитными пропусками», тысячам евреев, а других – привезти обратно с австрийской дороги. Особенно важно было то, что консулы сумели создать т.н. «защищенные дома» в том районе Будапешта, который раньше был населен еврейским высшим средним классом. Но прежде чем мы согласимся с утверждением энтузиастов, что Валленберг, например, спас жизнь ста тысячам евреев, мы должны принять, если все цифры правильны, что консулы спасли больше жизней, чем было евреев в Будапеште. Мы также должны принять во внимание, что Валленберг и его компаньоны владели всего несколькими пистолетами, так что они были бы бессильны спасти жизни, если бы с ними не захотели сотрудничать некоторые лидеры «Скрещенных стрел», как, например, министр иностранных дел барон Габор Кемѐни. В конечном счете, решение не убивать всех евреев Будапешта было решением правительства Салаши. Безусловно, нет особой заслуги в том, чтобы не совершать еще больше убийств, но факт сотрудничества «Скрещенных стрел» должен быть отмечен».

Я нарочно привел эту длинную цитату одного из важнейших профессоров в истории венгерского Холокоста, потому что она содержит утверждения, которые я сам не решился бы сделать: об относительной ценности сертификатов и о количестве спасенных. Сто тысяч спасенных, которые приписываются Валленбергу, включают в себя 70 тысяч обитателей гетто, потому что (Wikipedia2) ему донесли, что фашисты собираются гетто взорвать. Но кто мог это сделать? Венгерская армия в это время защищала евреев и вряд ли выполнила бы такой приказ своего правительства. Валленберг предупредил немецкого командующего, что его повесят после войны, если он разрушит гетто, и тот этого не сделал. Вообще неясно, был ли такой приказ.

Лутцу1,65 приписывают 62 тысячи спасенных, причем каждая статья о нем включает историю с 8000 сертификатами иммиграции в Палестину, которые он сумел умножить в несколько раз. Но статьи на этом обрываются и умалчивают, что план Хорти, для которого они были выпущены, не был реализован в июле. К нему вернулись в ноябре – опять безрезультатно. Насколько я знаю, с марта и до прихода советских войск немцы не выпустили никого, кроме поезда Кастнера с 1684 людьми на борту и нескольких семей богатых промышленников, которые откупились сдачей им своих предприятий. Об этом рассказывается, в частности, в фильме «Мрачное воскресенье».

Профессор Питер Кенез[67] ((Университет Калифорнии, Санта Круз, венгерский еврей 76 лет, переживший Холокост) пишет мне:

«Валленберг (и другие) давали евреям Schutzpasses. Никогда не было ясно, что это такое. Это наверняка не были паспорта, и ни один еврей не мог использовать их в таком качестве. Это было что-то вроде виз, но и в этом качестве они никогда не были использованы. Они обещали некую иностранную защиту. Правительство Салаши наивно верило, что оно сможет добиться международного признания, а потому некоторое время признавало эти клочки бумаги. Когда же им стало ясно, что никакого признания не будет, люди в «защищенных» домах более не были защищены. Скольких людей спас Валленберг невозможно установить».

По-видимому, в условиях беспорядочного насилия эти листочки давали какую-то защиту при предъявлении малограмотным солдатам, но факт тот, что ни один еврей не смог по ним покинуть страну до освобождения. Так что ставить знак равенство между количеством выписанных «пропусков» и числом спасенных жизней совершенно неправильно.

В своем списке Иштван Дик не упоминает «праведника из народов мира» Анджела Санс-Бриза, испанского посла, с помощью которого работал Перласка и место которого он «незаконно» занял, когда Франко отказал Салаши в признании и отозвал посла, но не стал разоблачать Перласку. Также португальское консульство щедро выдавало защитные бумаги. Ватиканский нунций Анджело Ротт выписывал свидетельства о крещении, не заботясь проверить, были ли просители действительно крещены. Дипломаты широко использовали взятки для защиты евреев.

Дик отмечает, что небольшие сионистские организации действовали в городе, главным образом внутри швейцарского посольства, и это было огромной помощью. 23-летняя поэтессу Хану Сенеш из Палестины сбросили на парашюте в Словении; она проникла в Венгрию, но быстро была арестована. Её расстреляли 7-го ноября 1944 г.

Сколько евреев выжило в Будапеште? К точной цифре прийти невозможно. Рафаэль Патаи16 полагает, что половина. Wikipedia38 в статье о евреях Венгрии пишет:

«Оценивается, что 119 тысяч евреев были освобождены в Будапеште – 25 тысяч в небольшом «международном» гетто, 69 тысяч в большом гетто, 25 тысяч прятавшихся с фальшивыми документами; 20 тысяч вернулись из рабочих отрядов вне города. Те, кто вернулись после депортаций, составили 116 тысяч». Всего по стране 255 тысяч, или около 30%. В статье о Будапеште[68], написанной, по-видимому, другим автором, говорится о меньшем числе погибших: 20-40% из 250 тысяч жителей Большого Будапешта.

Мне представляется, что в Будапеште выжило больше евреев. Если большое гетто планировалось на 200 тысяч (или 170 тысяч, которые были в «еврейских» домах), то, по-видимому, люди для рабочих отрядов и марша в Австрию набирались из оставшихся 100 тысяч. Далее, те 110 тысяч, что оставались в христианских домах, скорее всего, выжили. Дик полагает, что именно эти, обращенные в христианство евреи, никогда не зарегистрировались, на них не донесли, и они, в основном, остались живы.

Мы можем попробовать посчитать с другой стороны: сколько людей погибло в столице после прекращения депортаций по приказу Хорти?

а) Поезд из Кишторчо, отправленный 19 июля, на котором было 1500 человек;

б) 10-15 тысяч человек, убитых бойцами «Скрещенных стрел»;

в) Неизвестное число жертв из марша 50-ти тысяч человек в Австрию; допустим 10%, или 5000.

г) Неизвестное число погибших вместе с венграми во время взятия города советскими войсками. Но Wikipedia[69] в статье об осаде Будапешта называет общее число гражданских смертей в 38 тысяч человек, включая 15 тысяч евреев, учтенных в пункте б).

Это даёт оценку в максимум 25 тысяч погибших. «Мой венгерский корреспондент» повысил цифру до 30 тысяч. Все равно это означает, что 80-90% будапештского населения выжило. Если бы Хорти не остановил депортации, все они были бы в Освенциме к концу июля. Никакого гетто не было бы.

Я послал эти цифры профессору Питеру Кенезу и попросил прокомментировать. Он не оспорил мои данные, но повторил принятую оценку, что выжило около 50%:

«Цифры неточны. Оценка, что после апреля 1945 г. только 50% евреев Будапешта оставались живыми. Как они умерли? Некоторые в рабочих батальонах. Некоторые были действительно депортированы из Будапешта, как мой отец, которого увезли в Освенцим в конце апреля 1944. Некоторых застрелили на берегах Дуная. Некоторые оказались жертвами беспорядочного нацистского насилия и т.д. Некоторые умерли от голода. Цифры никогда не будут точными. Было ли общее число [жертв Холокоста – Э.Р.] 5 или 6 миллионов?»

Но, люди в рабочих батальонах в 1944 г., как правило, остались живы. Я не вижу причины для снижения высокой оценки выживания будапештских евреев.

7.4. Освобождение

Здесь не место обсуждать, почему то, что удалось Румынии, не удалось Венгрии. Скорее всего, причина в том, что король Михай имел полную поддержку армии, а Хорти трагически переоценил её лояльность. Окружение Будапешта под командованием маршала Р. Малиновского началось 29 октября. Пешт был взят 17-го января, а для освобождения Буды понадобился еще месяц – 13-го февраля. Город был совершенно разрушен. Пойти на жестокое сопротивление в Будапеште, на гибель десятков тысяч людей, на разрушение прекрасного города, когда уже и речи не могло быть о победе, могло только правительство Германии, совершенно потерявшее чувство реальности.

Для евреев – победа русских была, без сомнения, освобождением. Стив Кольман13 пишет: «Даже если бы мы знали о политике русских или о сталинском ГУЛАГе, мы бы всё равно считали русских своими спасителями…»

Но вот наступила ночь:

«...Как только русские узнали, что часть склада использовалась оптовиком вина, они вломились и начали пить. Вскоре они пошли из квартиры в квартиру в поисках женщин, насилуя всех, кого могли найти. Молодые или старые, если только это были женщины, их валили на землю, один держал, а остальные насиловали – один, двое или дюжины. Крики жертв были слышны полночи, пока женщины не поняли, что никто, включая мужей, им не поможет, если русские не насытятся. В то время мы (евреи – Э.Р.) не симпатизировали жертвам. Мы считали это неплохой переменой для тех, кого это касалось, a русские солдаты чувствовали, что немного насилия – их право после того, что случилось в Польше и России. Еврейских женщин тоже насиловали, но они никогда не жаловались – возможно, им было стыдно за своих освободителей, или они полагали, что это был минимум, что они могут сделать для людей, которые их освободили».

Венгерский историк Кристиан Унгвари, автор наиболее фундаментальной работы об осаде Будапешта[70] указывает (см. также Wikipedia69), что около 50 тысяч женщин и девушек были изнасилованы. Девушек захватывали и держали в бараках, где их непрерывно насиловали и иногда убивали. Насиловали даже женщин посольств нейтральных стран.

Хорти:

«С евреями обращались не лучше, чем с остальными. Построили концлагеря и начали депортации на восток… Это была плата за иллюзию Рузвельта, что Советский Союз развивается в миролюбивую демократию, которая после войны будет мирно и искренне сотрудничать с Западом».

Повешение Салаши, 1946 (Яд ва-Шем)

Почти сразу после освобождения в Венгрии начали работать народные суды. В 1946 г. были расстреляны премьер-министры Имреди, Бардоши и Стояи, публично повешены Салаши и бóльшая часть его министров, включая барона Габора Кемѐни, который, по словам Дика, помогал евреям, а также Йорош, Эндре и Боки. Граф Бетлен вышел из подполья и казался единственной незапятнанной крупной фигурой, остававшейся в стране и способной объединить нацию без коммунистов. Поэтому его постигла судьба Валленберга: он был арестован и умер в московской тюрьме 5 октября 1946 г. Каллаи и Керестеш-Фишер умерли в эмиграции, как и выпущенный после 1956 г. в Австралию Лакатоз. Насколько мне известно, обвинения против них не выдвигались.

8. Судьба Хорти от ареста до смерти (16-е октября 1944 г. – 9-е февраля 1957 г.)

После отречения 16-го октября немцы доставляют Хорти с семьёй в замок под Мюнхеном, где их держат под домашним арестом. Миклош Мл., находившийся в Маунтенхаузе, не был освобожден, хотя позднее Хорти узнал, что Вассенмайер честно, но безрезультатно, пытался выхлопотать освобождение у Риббентропа и Гиммлера.

1-го мая 1945 г. замок заняли американцы. Назавтра Адмирал был отделен от семьи, взят в другой город и объявлен пленным. В какой-то момент он оказался в одном лагере с Герингом и… Салаши. 8-го мая, в день Победы, Хорти узнал, что живы его сын и Миклош Каллай. Разрешили визит к семье на несколько часов. Встретил Керестеш-Фишера, которого он считал погибшим. 11-го мая Хорти перевезли в другой замок (я опускаю названия) в штаб-квартире Эйзенхауэра и объявили об изменении статуса: он не в плену, а в “protective custody”, т.е. в заключении для его защиты. Американцы защищали Хорти как от возможных претензий Ракоши, так и от притязаний Тито. Кроме того, Хорти стал готовить письменные показания для Нюрнбергского процесса – его не звали для устного допроса. Хорти много раз переезжал из лагеря в лагерь, и в Нюрнберге он был в одиночном заключении. А в ноябре американский судья, дав Хорти вопросник, спросил, не хочет ли он, чтобы ему помогал сын? Миклош Мл. был доставлен из Рима к огромной радости обоих – они не виделись более года.

Незадолго до Рождества 1945 г. к Хорти пришел главный американский судья Джексон и сказал, что к нему нет претензий, о чем Тито извещен, и что Адмирал свободен. Джексон спросил его о желаниях. Хорти ответил:

«Мой дом занят русскими. Я не могу туда вернуться. Вы поймёте, что человек в 78 лет хочет только одного: провести оставшиеся дни в своей семье, мне все равно – где: в Баварии или в другом месте, всё равно».

Хорти готовит показания для Нюрнбергского процесса

Около 9 утра 17-го декабря 1945 г. Хорти привезли в Вайльхайм около Мюнхена, где проживала его семья. Американский офицер позвонил, открыла жена, и офицер сказал: «У меня для вас подарок к Рождеству». «От моего мужа?» «Нет. Сам муж».

«И, - пишет Хорти, - с тех пор я живу частной жизнью». Один раз, правда, его вызывали свидетелем на процесс Вассенмайера, которому дали 20 лет тюрьмы, но довольно быстро освободили.

Семья Адмирала была с ним, они жили в Баварии 4 года, но климат оказался плох для здоровья г-жи Хорти, так что они приняли предложение правительства Португалии и переехали туда; друзья помогли купить небольшую виллу у моря в Эшториле. У них не было ни гроша: коммунистическая Венгрия не платила бывшему главе государства никакой пенсии. Графиня Илона рассказывает (Хорти7,с.324), что Джон Монтгомери организовал сборы в США, а затем постоянную финансовую поддержку группой из четырех человек: его самого, графини Маделены Аппонай, финансиста Франсиса Чорин и адвоката д-ра Ласло Пати. Последние двое были евреями, и графиня пишет, что она «намеренно упомянула еврейское происхождение их друзей, потому что было много ложных слухов о еврейском вопросе в связи с Регентом… В Баварии нас посещал страстный сионист д-р Рубен Гехт, который стал личным советником премьер-министра Израиля Менахема Бегина».

Дик пишет: «Он умер в Португалии в 1957 г., и его, беженца без гроша, содержали несколько американских дипломатов и друзей-евреев».

Патай16,с.594 писал, что «клика Хорти была заинтересована только в спасении еврейской финансовой элиты, с которой у нее были выгодные отношения». Что ж, теперь можно сказать, что это «правда»: в конце жизни семья была на социальной помощи от, как минимум, одного еврейского финансиста… Хорти периода регентства и в голову не приходило открыть счет в швейцарском банке.

Хорти еще жил, чтобы увидеть разгром венгерской революции в октябре 1956 г. Выдержать этого он не смог, и через три месяца, 9 февраля 1957 г., старого Адмирала не стало. Жена последовала за ним через два года. Они завещали похоронить их на родной земле не раньше, чем последний русский солдат покинет Венгрию. Это было сделано в 1993 г. В тот же год в Эшториле умер Миклош Хорти Младший.

На Интернете мне попалось объявление[71] (2007 г.) о продаже Илоной Боуден имения в Эшториле, купленного ею вместе со вторым мужем, британским военным атташе, в 80-х годах. Графиня переезжала к сыну в Англию, где она и скончалась в апреле 2013 г. в возрасте 95 лет.

6.2.7. Август 1944 г. 9. Оценка роли Хорти в спасении евреев.
Copyright Szia 1996-2018
Яндекс.Метрика