Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Миклош Хорти: Мнения
Элиэзер М. Рабинович: Спасение евреев Будапешта
6. РАЗГАР ВОЙНЫ 6.2.7. Август 1944 г.

Элиэзер М. Рабинович

6.2. Оккупация и Холокост в Венгрии

6.2.6.Июль 1944 г. Хорти вводит войска и запрещает депортации

...рукою сильною и мышцею простертою...
Второзаконие, 26:8



Г-жа Илона Боуден (графиня Илона Эдельштейн-Гауляй) рассказывает журналисту7,c.327 в июле 1966 г.:

«Когда после немецкой оккупации 19-го марта 1944 г. начались депортации, небольшая конспиративная группа для сбора новостей была организована, и я стала ее членом. (Г-жа Боуден скромна и не пишет, что такая группа могла образоваться только, если она сама ее и организовала, будучи ближайшим членом семьи Регента. – Э.Р.) Часто мы встречались в моей квартире во Дворце. Группа познакомила меня с писателем Шандором Тороком, который был вице-президентом Ассоциации венгерских евреев-христиан. Позднее он приходил ко мне один через боковой вход, снимая желтую звезду. Его прозвище было «Переплетчик Бардоч», которое он использовал, когда звонил мне по телефону. Он приносил разные новости с целью держать Регента информированным. По счастью, я вела дневник, так что этот памятный день там отмечен: 3-го июля 1944 г. он принес мне «Отчет Врбы — Ветцлера». В его присутствии я прочитала это чрезвычайно страшное описание лагеря, оборудованного газовыми камерами. Я чувствовала, что каждое слово – правда, невозможно сфабриковать такую историю. Я немедля отправилась в квартиру свёкра. Через три дня, 6-го июля, правительство Венгрии остановило депортацию. Премьер-министр Стояи известил германского эмиссара, что правительство запрещает дальнейшую депортацию евреев. Принятие Германией этого шага было возможно только потому, что к этому времени немцы терпели поражение на всех фронтах. Они хотели создать для внешнего мира впечатление хороших отношений и не расширять конфликт с Венгрией...» (жирный шрифт мой – Э.Р.)

Вот так: в отличие от остальных, она СРАЗУ поверила, она СРАЗУ доложила свёкру, правительство СРАЗУ (в течение трех дней) остановило депортацию. А если бы г-н Торок пришёл к ней на 10 дней раньше? Сколько бы еще жизней было спасено?! Тут мы должны указать на расхождение в датах: биограф Хорти Томас Сэкмистер15,c.355 называет дату визита Торока к графине на 2 недели раньше – 19-го или 20-го июня. Но если графиня пишет, что вела дневник и что дата была 3-е июля, на каком основании мы будем ей не верить? И ведь не только графиня Илона была доступна, но и сам Регент7:

«Мой сын Миклош установил специальную канцелярию для постоянной связи с еврейской общиной, чтобы я был информирован и, если нужно, мог вмешаться в любой момент».

Он был готов – в любой момент! И ниже мы увидим, что в те дни Хорти был не дальше телефонного звонка от Еврейского совета. А тут и по прошествии 20-ти лет невестка должна защищать свёкра от обвинения, будто он и раньше знал о газовых камерах:

«Некоторые люди утверждают, что Регент знал о лагере уничтожения, но я полагаю это невозможным, потому что если бы он знал, он бы так сказал, читая «Отчет Врбы — Ветцлера». У него не было причин держать это в секрете и представляться перед своей женой и мной». До этого он просто не мог поверить идиотизму отказа от использования евреев в качестве рабочей силы15,17. Гитлер сказал Хорти, что ему нужны венгерские евреи для всякого рода строительных работ.

Остановка депортации в те дни июля, однако, была далеко не так проста, как могло показаться и невестке. Уже в начале июня, пишет Сэкмистер15, Регент пытался сделать это путем различных приказов правительству – его не слушали. Рэндольф Брэм14,с.161 описывает заседание правительства 26-го июня, где Хорти сказал:

«Я этого больше не потерплю! Я не позволю депортациям и дальше позорить Венгрию! Я требую, чтобы правительство сняло Эндрю и Боки! Депортация евреев Будапешта должна прекратиться! Правительство должно предпринять все нужные шаги».

Эндрю Саймон утверждает7,с.267/20, что подобный текст был послан премьер-министру и письменно:

«Уважаемый Стояи!

Мне известно, что Правительство вынуждено в настоящее время предпринимать многие меры, которые я не считаю правильными и за которые я не могу нести ответственности. Среди них – политика в отношении еврейской проблемы, которая не отвечает венгерскому образу мышления, венгерским условиям и, к тому же, не в венгерских интересах. Это очевидно для всех, что предотвратить то, что сделано немцами или по их настоянию, не в моих силах, и я вынужден быть пассивным. Однако, как мне сообщили, хотя я и сейчас не полностью в курсе дела, что во многих случаях по негуманности и жестокости мы превзошли немцев. Я требую, чтобы еврейские проблемы Министерства внутренних дел были отобраны из рук замминистра Ласло Эндре. Более того, руководство полицией со стороны Ласло Боки должно быть прекращено как можно скорее».

Хорти не слушали. На заседании Совета короны Боки ответил, что за ним стоят более высокие власти, так что он не собирается выполнять указаний Регента. 25-го и 26-го июня к Хорти обратились папа Пий XII и Президент Рузвельт с требованием немедленного прекращения депортаций, причем американцы подкрепили требование бомбежкой Будапешта 2-го июля. 30-го июня 1944 г. Регент получил телеграмму от короля Швеции Густава V:

«Я слышал об экстраординарно жестоких методах, которые Ваше правительство применяет по отношению к еврейскому населению Венгрии. Я позволяю себе обратиться непосредственно к Вашему Высочеству и умоляю Вас во имя гуманности принять меры по спасению тех, кто еще могут быть спасены из этих несчастных людей. Эта просьба основана на моей давней дружбе по отношению к Вашей стране и на моем искреннем беспокойстве о добром имени Венгрии и ее репутации в общине наций». Читатель заметит, что король пишет о плохом обращении венгерских властей с евреями, ни словом не упоминая факт их убийства по месту назначения. Это может быть только потому, что король не знает – иначе формула его письма была бы совсем иной.

77-летний «дьявол»-адмирал понял, что убеждения и требования не помогут: без военной силы его никто слушать не будет, и устроил де-факто военный переворот, которым вернул себе значительную долю власти и влияния. Строго говоря, переворота не было, ибо Регент просто нашел части, оставшиеся верными присяге ему. Мой венгерский корреспондент продолжает после рассказа о «нервном срыве» Регента:

«Были сообщения, что жандармы Ласло Боки, введенные в Будапешт якобы для какого-то празднования, на самом деле собирались арестовать его и захватить власть. Это пробудило в нем боевой дух, он вызвал танковый батальон – единственную сильную часть, находившуюся в Будапеште в то время, и приказал предъявить Боки ультиматум. Я не уверен, после того, как он выиграл эту борьбу за власть или до того, но он потребовал от Стояи уволить Боки, Эндре и министра внутренних дел Йороша, которые были самыми опасными нацистами в правительстве. Выиграв в этом, он остановил депортации».

При поиске верной части Хорти не доверял начальнику генштаба генералу Воросу. Такую часть нашел начальник охраны генерал Кэроли Лазар: это была Первая бронетанковая дивизия, которая была сильно побита в боях с русскими, но затем хорошо обновлена и, свежая, стояла в пригороде, скрытая от немецких глаз. Командовал ею полковник Ференц Косзорус[59]; 15,с.353. Когда Лазар его спросил, готов ли тот выполнить приказ Регента по прекращению депортаций, полковник ответил, что, безусловно, сделает всё, предписываемое ему присягой, но он хочет получить приказ непосредственно от Регента. Хорти принял его, по-видимому, 4-го июля – назавтра после ознакомления с «Отчетом Врбы-Ветцлера», поскольку уже 5-го июля полковник ввел армию в город.

Косзорус предъявил Боки ультиматум с требованием отвести жандармерию в казармы и прекратить депортацию. Боки не давал ответа в течение суток, надеясь на немецкую помощь, не дождался и был вынужден подчиниться превосходящей силе. На этой стадии более 250 тысяч евреев, собравшихся в районе Будапешта, были спасены. А ведь из Венгрии ежедневно отправляли по 12 тысяч человек! Если бы хотя бы на неделю раньше!

26-го мая 1994 г. американская Палата представителей провела заседание, посвященное 50-летию венгерского Холокоста. Покойный конгрессмен Том Лантос (1928-2008), переживший Будапешт того времени, произнёс речь в память полковника Косзоруса[60]. Пост-коммунистическое правительство посмертно возвело его в ранг генерала. Между тем, Марио Феньо9,с.203 называет иное имя командира – генерала Бекеи.

Брэм пишет14,с.163, что 5-го июля (очевидно, что уже после действия армии) Регент объявил генералу Воросу о решении «предотвратить дальнейшее удаление евреев, чтобы сохранить хотя бы тех, кто остался в Будапеште». Через два дня решение было опубликовано. Томас Сэкмистер15,c.353 считает, что «действия Хорти были беспрецедентны в истории Холокоста: никогда прежде не было, чтобы лидер успешно использовал угрозу военной силы для остановки депортации евреев в лагеря смерти». Дик17 поражен как скоростью депортации евреев провинций, так и уникальностью решения Хорти использовать танки для предотвращения депортации будапештских евреев, воистину: «рукою сильною и мышцею простертою». Позднее стало известно, что Эйхман планировал всю операцию завершить в Будапеште за день-два, начиная с 6-го июля9,с.203. После войны Регента спросили17, почему же он все-таки не ушел в отставку весной 1944 г., и он ответил, что сделал это исключительно ради спасения евреев Будапешта и еврейских армейских батальонов. Немедленно после немецкого вторжения его посетила делегация еврейских промышленников и умоляла не уходить.

И теперь, через две недели, Хорти готов ответить шведскому королю. 12-го июля он посылает ему телеграмму:

«Я получил телеграфную просьбу от Вашего Величества. С чувством глубочайшего понимания я прошу Ваше Величество поверить, что я делаю всё, что в настоящей ситуации находится в моей власти, чтобы обеспечить соблюдение принципов гуманности и справедливости. Я в высшей степени ценю чувства дружбы к моей стране, которые Вы выразили, и прошу Ваше Величество сохранить эти чувства к венгерскому народу в час его тяжелых испытаний».

Допрос Эйхмана во время следствия11,с.232:

Следователь капитан Лесс: «Мы видим из этих документов, что венгерские власти сопротивлялись за исключением, возможно, замминистра Эндре. Вот почему вы были там со своей группой – чтобы оказывать достаточное давление?»

Эйхман: «Г-н капитан, сопротивление в Венгрии исходило от Хорти и его ближайшего окружения. Противостоять такому сопротивлению маленькая группа СС и СД не могла. Это была совместная работа высшего эшелона» власти.

Рауль Валленберг прибыл в город 9-го июля. К этому времени, рассказывает Дэвид Мецлер[61], Эйхман, окрыленный успехом с депортацией евреев провинции, уже подготовил план по полному уничтожению будапештского еврейства – единственной области страны, в которой евреи не были затронуты. «Если бы его план был выполнен, миссия Рауля Валленберга была бы совершенно бесполезной, потому что «еврейский вопрос» нашел бы «окончательное решение» для евреев Будапешта». По счастью, Хорти остановил депортации.

Валленберг прекрасно сознавал это. 29-го июля 1944 г. в отчете своему правительству он пишет7: «Позиция Хорти иллюстрируется не только тем весьма реальным фактом, что депортации прекратились по его приказу, но и рядом меньших вмешательств. Среди них два проверенных случая возвращения по его приказу поездов с заключёнными до того, как они достигли границы. То, что с властью Хорти надо считаться, видно хотя бы из того, что пока этот поезд, заполненный интеллектуалами, был послан через границу, весь Еврейский совет был задержан Гестапо, чтобы они не могли доложить ситуацию главе государства, у которого, они полагали, было достаточно власти, чтобы приказать вернуть поезд назад».

Какой поезд? А это что это еще за история? Давайте раскопаем, для чего почитаем протоколы процесса Эйхмана. В пригороде Будапешта Кишторчо находился лагерь для еврейской интеллигенции, которую оттуда отправляли в Освенцим. Комендантом был венгр Иштван Вашденеи, который помогал евреям. Итак, читаем записи сессий12 52/8-53/1, 25 мая 1961 г. Жирный шрифт внутри текста – мой.

Вопрос прокурора Гидеона Хаузнера: «Д-р Броуди, пожалуйста, расскажите суду, что произошло 12 июля 1944 г.?»

Сокращенный ответ свидетеля д-ра Александра Броуди (далее я пропускаю вопросы прокурора): Депортации из лагеря в Кишторчо «начались в апреле… После этого поезд отправляли по мере наполнения лагеря. Это стало происходить чаще, когда они стали арестовывать евреев из пригородов Будапешта – Уйпешта и Киспешта. Я это хорошо помню, поскольку на одном из поездов они отправили моего брата Белу Броуди, изобретателя лампочек, наполненных криптоном.

В начале июля нам сообщили, что Регент запретил все дальнейшие депортации… Мы надеялись, после начала июля, что депортаций больше не будет. К моему огромному удивлению, Вашденеи сообщил мне по секрету вечером 12 июля, что 14-го немцы собираются отправить из Кишторчо ещё полторы тысяч человек…

Когда я узнал об этом, я в тот же вечер связался с директорами Еврейского совета… Я рассказал им о событии и попросил действовать в двух направлениях. Первой просьбой было приготовление пакетов с едой для 1500 человек… Мы дали людям еду, но в то же время лидеры Еврейского совета пытались установить контакт с Регентом, чтобы не позволить поезду отправиться… Регент приказал, чтобы поезд не был отправлен. Но поскольку он уже ушёл, Регент приказал майору жандармерии Луллаи остановить поезд, пока он ещё на венгерской территории. Луллаи сумел нагнать поезд в городе Хатване, приказал вернуть его назад, и к вечеру поезд вернулся в Кишторчо. Это был единственный случай за 11 лет нацистского доминирования, когда поезд повернули назад».

Что особенно интересно в свидетельстве д-ра Броуди – это легкая доступность Хорти и его эффективность: он получил информацию и успел остановить поезд! Вы подумайте, как легко было бы ему устраниться на те несколько часов, пока поезд не пересек границу маленькой страны! Секретарь мог сказать, чтобы обращались в министерство или полицию. Или что Регент пытался, но поезд ушел – что же он может сделать?

Нет, принял звонок, послал полицию догнать и остановить поезд. Ведь у него даже нормального правительственного штата не было, он действовал сам! Помните, выше цитировался посол Венгрии в Великобритании Д. Барца19?

"...Он не осмелился рисковать, не проявил личную инициативу, допустил, чтобы его самого, а вместе с ним и страну захлестнуло германское течение... Он не был вожаком, он был только ведомым".

Вы готовы СЕЙЧАС согласиться с такой оценкой? В те дни, 15-го июля 1944, NY Times опубликовал статью Анны О'Харе МакКормик[62] «Заграницей: Жертвы последней ярости нацистов», в которой автор писала:

“…Мир должен кричать по поводу ужасной судьбы, которая угрожает, например, евреям Венгрии. Это не безнадежно. Мы должны признать заслугой Венгрии, что до тех пор, пока Германия, не взяла её под свой контроль, она была последним убежищем в центральной Европе для евреев, которым удалось убежать из Германии, Австрии, Польши и Румынии. Сейчас эти злополучные люди подвергаются той же беспощадной политике депортации и уничтожения, которая была проведена в Польше. До тех пор, пока венгры были хозяевами в собственном доме, они пытались защитить евреев… Пий XII сейчас посылает срочное воззвание Адмиралу Хорти, и он приказал Кардиналу Будапешта Середи вмешаться от имени евреев Венгрии».

А через 50 лет, 18 апреля 1994 г., мы читаем в той же газете[63] интервью с 80-летним священником Джозефом Эллиасом, который утверждает, что это он нашел какого-то «переплётчика», который доставил освенцимский документ графине Боуден, а она показала его Хорти, который «не был в шоке». Откуда он может знать? Когда графиня показала документ, их было трое: она, Хорти и его жена. И, утверждает священник, «чтобы не говорили о Хорти, спасающем евреев, это неправда». Неправда?! Впрочем, через 8 дней газета напечатала возмущенное письмо-реакцию председателя Национальной федерации американских венгров д-ра Шандро Бэлога.

Томас Сэкмистер15,c.354 пишет, что тот поезд был успешно спасен, но, к сожалению, это противоречит показаниям д-ра Броуди12, и я склонен больше доверять ему как первоисточнику. Евреи и Хорти проиграли тот поезд, потому что Эйхману престиж был важнее, чем человеческие жизни, и он сказал своему заместителю Вислесени12 (заседание No. 112), что не позволит «этому старому дураку Хорти вернуть его поезд». Д-р Броуди продолжает:

«Утром 19-го июля появились эсэсовцы во главе с Новаком и со многими машинами… Новак приказал Вашденеи, чтобы никто не покидал его канцелярию. Он запретил пользование телефоном и сказал, что по приказу Эйхмана должен взять те полторы тысячи человек, которые были на поезде 14-го июля, потому что, сказал Эйхман, он «не потерпит противостояния его приказам даже от самого Регента»… Лемеке сказал Вашденеи, что он должен также отправить Броуди. Вашденеи приказал своему секретарю… отвести меня в штаб-квартиру,… но при этом подал ему знак, чтобы я был отведен на его служебную квартиру… То, что вы видите меня сегодня здесь – это благодаря Вашденеи…»

«Я ушел из лагеря и побежал к трамваю, чтобы сообщить Еврейскому совету о том, что людей опять захватили… Когда вскоре после полудня я добрался до Пешта, я был поражен, что на ул. Сип, 12, не было никого из членов Совета… Служащие сказали мне, что ранним утром Эйхман приказал всем членам Еврейского совета прийти в его канцелярию… Только вечером, если мне не изменяет память, я смог найти Сэми Штерна и Эрно Петои, и они сказали мне, что провели весь день в канцелярии. За ними следили и не позволяли подходить к телефону. Им разрешили уйти вечером, почти наверняка после получения сообщения, что поезд ушел» и, по-видимому, пересек венгерскую границу. Но, - заканчивает д-р Броуди, - это был последний поезд при режиме Регента Хорти… Важная роль регента Хорти состояла в том, что с июля он запретил все дальнейшие депортации».

Д-р Броуди, возможно, ошибается, что больше не было ни одного поезда: Кинга Фроджимович пишет49, что последняя депортация была 25-го июля. Я не нашел никакой информации о втором поезде, о котором пишет Рауль Валленберг.

Мы еще не покончили с темой «Хорти в июле». Публикация Яд ва-Шем[64] и мемуары Хорти рассказывают нам о попытке Регента отправить часть евреев в безопасность Палестины. Яд ва-Шем:

«В июле 1944 венгерский лидер Миклош Хорти предложил, чтобы некоторые венгерские евреи покинули Венгрию, и уехали, в основном, в Палестину. Хорти сделал свое предложение вскоре после того, как он прекратил депортацию венгерских евреев в лагеря уничтожения. Хорти предложил, чтобы 1000 детей, 8243 обладателей сертификатов иммиграции и их семьи могли отправиться в Палестину. 17-го июля венгерский делегат в Германии известил Международный Красный крест об этом предложении, добавив, что немцы с ним согласились…» Американское и Британское правительства ответили в августе, что они позаботятся об эмигрантах, и просили другие страны сделать то же самое. «Латиноамериканские страны не приняли на себя обязательств, но Швеция и Швейцария обещали принять несколько тысяч венгерских евреев. Великобритания согласилась принять в Палестину евреев с сертификатами иммиграции. Десятки тысяч евреев Будапешта получили пропуска для безопасного проезда от представителей нейтральных правительств. Однако, несмотря на все эти усилия, немцы не позволили венгерским евреям покинуть страну». Хорти7,с.269:

«Красный крест по просьбе шведского короля Густава и миссия Валленберга попытались убедить немцев, чтобы они согласились даровать евреям безопасный проезд в Палестину. Через мой кабинет, я выразил полную поддержку этой попытке, но безрезультатно. Д-р Вассенмайер выразил протест правительству Стояи против моего вмешательства в еврейский вопрос. Тем не менее, в августе я твердо информировал правительство Рейха, что я сделаю максимум возможного, чтобы предотвратить удаление евреев из Будапешта». (Под «удалением» Хорти, конечно, имеет в виду депортации, а не проезд в Палестину.)

История требует разъяснения. В течение нескольких лет до оккупации Хорти и Каллаи позволили швейцарскому консулу Карлу Лутцу1,[65], который также был представителем Великобритании, вывезти 10 тысяч детей в Палестину, порциями по 50-100 человек. Оккупация немедленно прекратила процесс, но у Лутца оставались 8000 сертификатов. Вассенмайер сначала согласился разрешить их использование. Тогда Лутц интерпретировал 8000 как число семей, а не индивидуумов; кроме того, исчерпав нумерацию до 8000, он стал выдавать удостоверения с повторными номерами, так что речь шла о значительно большем числе. Лутц не согласовывал свои действия с британским правительством, но как мы видим, последнее согласилось признать все сертификаты. От обещания Лутцу и Хорти отказались немцы. Эйхман на допросе рассказал11,с.233:

«Рейхсфюрер СС ни при каких обстоятельствах не согласился бы на любую эмиграцию евреев в Палестину. Евреи, которые для этого рассматривались, были, все без исключения, биологически ценным материалом, что делало их эмиграцию в Палестину крайне нежелательной».

Перейдем к августу.

6.2. Оккупация и Холокост в Венгрии 6.2.7. Август 1944 г.
Copyright Szia 1996-2018
Яндекс.Метрика