Венгрия между двумя войнами. 1919-1944

Миклош Хорти
Б.Й.Желицки: "Миклош Хорти"  
5.Консолидация хортистской системы 7.В УСЛОВИЯХ ГИТЛЕРОВСКОЙ ЭКСПАНСИИ

6.ХОРТИ И ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ВЕНГРИИ В 20-30-е ГОДЫ

В 20-30-е годы Хорти и его политическое окружение стремились преодолеть внешнеполитическую изоляцию, тот барьер, который возвели вокруг Венгрии страны Малой Антанты. Для венгерского правительства первой половины 20-х годов, по словам Бетлена, "единственно возможным было терпеливое выжидание"32

Хортистская дипломатия, однако, не бездействовала. Эту сферу политики Хорти держал под пристальным личным контролем. Он стремился мирными средствами достичь ревизии Трианонского мирного договора33, однако его попытки поднять на международных переговорах вопрос о судьбе венгров, оказавшихся за пределами новых венгерских границ, встретили категорическое возражение Франции. В 1925 г. венгерской дипломатии удалось заручиться поддержкой Англии, пообещавшей Венгрии, что в будущем можно будет "скорректировать" границы Венгрии с ее соседями34. Эти обещания, однако, не привели ни к каким результатам, и Венгрия по-прежнему оставалась во внешнеполитической изоляции, в основном из-за позиции стран Малой Антанты и поддерживавшей их Франции.

Бетлен еще в 20-е годы обращал внимание на опасное положение Венгрии между Германией и встававшим тогда на ноги "восточным гигантом", т.е. СССР. Он неоднократно заявлял, что венгры не хотят стать вассалами ни Германии, ни СССР, однако как трезвый политик он выступал за налаживание выгодных для Венгрии торговых связей с обеими странами. Бетлен в 1924-1926 гг. с учетом возможностей советского рынка предлагал Хорти наладить торговые связи с СССР. Ему импонировало то, что Москва не признала и даже резко критиковала всю Версальскую систему мирных договоров. Идею Бетлена поддержали крупные предприниматели и министерство иностранных дел. Хорти же из-за своего антикоммунизма не согласился с ней. Он считал СССР источником "вечной красной опасности" для человечества и выступал против установления с ним всяческих связей35.

Выход из внешнеполитическое изоляции давался весьма нелегко. Первые попытки урегулирования отношении с северными и южными соседями не увенчались успехом. Пограничные страны, кроме Австрии, замкнули кольцо вокруг Венгрии. Страны Малой Антанты не без основания полагали, что Венгрия не смирится окончательно с потерей той значительной массы этнического венгерского населения, которая компактно проживала тогда вдоль Границ в Румынии - 1 млн. 664 тыс., Чехословакии -1 млн. 72 тыс., Югославии - 459 тыс.36, и будет искать возможности решения этого вопроса на международной арене

Бетлен летом и осенью 1926 г попытался вновь убедить Хорти в необходимости расколоть страны Малой Антанты посредством привлечения к сотрудничеству сербов и установления связей с Россией. Регент согласился на сближение с сербами, но отверг предложение по урегулированию отношений с СССР37. В конце августа 1926 г. разговор с Белградом состоялся На юге страны с речью выступил Бетлен, который по случаю 400-летия битвы с турками под Мохачем напомнил о прошлом, о героической совместной странице истории венгров, сербов и хорват. Он говорил о необходимости найти взаимопонимание. На речь премьера отреагировали, однако, не южные славяне, а итальянские политики! Они и помогли Венгрии выйти из внешнеполитической изоляции. 5 апреле 1927 г. состоялось подписание договора с Италией "о вечном мире и дружбе'. ВеньерСК0Му правительству импонировала склонность Муссолини поддержать некоторые территориальные претензии Венгрии, что явилось тогда весьма важным фактором для прорыва внешнеполитической изоляции.

Мировой экономический кризис начала 30-х годов, повлекший за собой финансовый крах на будапештской бирже, снижение жизненного уровня трудящихся, повлиял и на политическую жизнь Венгрии. Бетлен считавшийся "правой рукой" Хорти во внутренней политике, в августе 1931 г. подал в отставку. Хорти назначил премьером Дюлу Кароии, но дальнейшее ухудшение экономической конъюнктуры в стране сдвинуло политический маятник еще дальше вправо. В сложившихся условиях господствовавшие классы Венгрии считали, что на пост премьер-министра нужен человек "твердой руки". Им оказался министр, обороны Дюла Гёмбёш, сформировавший 1 октября 1932 г. новое правительство.

Хорти знал Гёмбёша еще по сегедскому правительству, и, назначая его премьером, он осознавал, что этот энергичныи 47-летний офицер является "авторитарной личностью, на которую сильно влияет пример Гитлера и Муссолини". Тем не менее он надеялся, что Гёмбёш сумеет вывести страну из кризиса. Назначение Гёмбёша, по воспоминаниям Хорти, в значительнои степени было вызвано внешнеполитическими причинами. Во-первых, Гёмбёш был ярым противником реставрации габсбургской монархии, а в Австрии тогда открыто начали говорить об этом. Во-вторых, Хорти полагал, что Венгрии необходимо считаться с Германией в европейской политике, а Гёмбёш активно ратовал за углубление связей с Германией. Вместе с тем он выступал за нормализацию венгерско-советских отношений с целью проникновения венгерских товаров на советский рынок; что нашло поддержку у крупных венгерских предпринимателей38. Гёмбёшу удалось убедить Хорти, и 6 февраля 1934 г. Венгрия первой из стран Центральной и Юго-Восточной Европы установила с СССР дипломатические отношения, что повлекло за собой и развитие экономических связей39.

Духовное и идеологическое родство Гёмбёша с Муссолини и Гитлером обусловило его сближение с диктаторами. От Гитлера он ожидал поддержки планам ревизии Версальской системы. Гёмбёш был первым из иностранных государственных деятелей, встретившимся в июне 1933 г. с фюрером и сумевшим завоевать его расположение. Именно он первым употребил термин "державы оси" применительно к возникшему в октябре 1936 г. союзу между Берлином и Римом. Гёмбёш считал, что Венгрия, сохраняя свою полную независимость, должна проводить такую внешнюю политику, которая, с одной стороны, опиралась бы на Берлин, а с другой - на Рим, но при принятии основополагающих внешнеполитических акций необходимо ориентироваться на Лондон"40.

Вслед за Италией именно Германия стала той страной, которая пошла на сближение с Венгрией. В объятия фашистских государств Венгрию толкала недальновидная политика великих держав и стран Малой Антанты. Политика гитлеровской Германии, направленная на пересмотр условий Версальской системы мирных договоров, находила понимание и поддержку у Хорти и у других венгерских политиков, считавших, как и многие политические деятели Германии, эти договора несправедливыми. Убедившись в том, что нет никакой надежды на поддержку со стороны стран Запада в деле решения проблем венгерских национальных меньшинств в соседних странах и что предпринятые ранее в этом направлении шаги не дали никаких результатов, венгерское правительство обратило взоры на гитлеровскую Германию и все больше склонялось к установлению контактов с ней.

После 1933 г. Хорти начал предпринимать активные шаги к сближению с Германией. Он видел, что влияние Германии в Центральной Европе стремительно растет и она становится фактором, с которым приходится считаться всем европейским государствам. В свою очередь германское руководство также внимательно следило за обстановкой в Центральной Европе, в том числе в Венгрии.

Со времени своего избрания регентом Хорти не покидал пределов Венгрии. Гитлер несколько раз приглашал его к себе, однако венгерский правитель все откладывал поездку. Не желая ослаблять позицию Австрии на переговорах с Германией, он согласился встретиться с фюрером лишь после заключения 11 июля 1936 г. германо-австрийского соглашения о "параллельной политике". Только летом 1936 г., т.е. после установления Гёмбёшем контактов с Гитлером, Хорти решился принять его приглашение.

Первая встреча Хорти с Гитлером состоялась в Берхтесгадене под Зальцбургом, куда регент был приглашен поохотиться, и носила ознакомительный характер, хотя при этом были затронуты и некоторые политические проблемы. Главы двух государств нашли взаимопонимание в оценке германо-итальянского сближения, в вопросе о необходимости сплочения сил под знаменем антикоммунизма. Хорти рекомендовал Гитлеру установить дружбу с Англией и предостерегал его от вмешательства в дела Австрии. Он воздержался от обсуждения вопроса о возможных в будущем совместных германо-венгерских акциях против Чехословакии, равно как отказался рассматривать аналогичные шаги в отношении Румынии41. В записях министра иностранных дел Германии К. Нейрата отмечалось, что в отношении этих стран "господин Хорти был весьма скептичен"42. Визит Хорти к Гитлеру вызвал волну фантастических догадок в соседних странах, и там сразу же заговорили о распространении фашизма и опасениях в связи с этим за статус-кво в Европе.

В политическом окружении Хорти премьера Гёмбёша считали человеком, всячески стремившимся укреплять венгеро-германские отношения и подражать гитлеровским порядкам во внутренней политике. Премьер-министр вел переговоры и с Герингом - об изменениях внутриполитического устройства Венгрии - и имел с ним тайное соглашение о взаимной поддержке диктаторских режимов43.

Хорти, однако, далеко не во всем разделял устремления своего премьера и не следовал его примеру. Не доверял Гёмбёшу и граф Бетлен, с опасением наблюдавший за его действиями, особенно по сближению с Гитлером. Бетлен не только сохранил дружеские отношения с Хорти, но и по-прежнему оказывал на него большое влияние, особенно при принятии важных политических решений. Гёмбёш, имея диктаторские наклонности, все решительнее выдвигал свою персону на передний план, вмешиваясь во все дела, даже находившиеся в компетенции правителя. Эти черты премьера вызывали протесты как со стороны парламента, так и со стороны самого Хорти. Последний не поощрял амбиций Гёмбёша и старался ограничить поле его деятельности. Хорти сначала поддерживал энергичную деятельность нового премьера и в чем-то даже шел ему на уступки, но категорически воспротивился коренному изменению прежнего политического курса, к которому стремился Гёмбёш. Политическая концепция Гёмбёша, его стремление к фашизации страны не были популярны в Венгрии и не встретили поддержки ни у парламента, ни у Хорти, ни тем более у профсоюзов и поэтому были обречены на провал. Система государственного руководства и управления в 30-е годы в стране оставалась прежней, несмотря на упорные старания Гёмбёша изменить ее по германскому образцу.

Венгерский академик И. Беренд, анализируя типологию и различные оттенки межвоенных политических режимов в странах Центральной и Юго-Восточной Европы, пришел к выводу, что существовавшую в 30-40-е годы в Венгрии политическую систему Хорти следует расценивать как "режим, заигрывающий с тоталитаризмом, ориентирующийся на Гитлера, но не порвавший ни с ограниченной парламентской системой, ни с лимитированными гражданскими правами и не прибегавший к фашистским массовым движениям"44. Это определение соответствует характеру и содержанию того этапа истории хортизма, когда правительство Венгрии в 1932-1936 гг. возглавлял Гёмбёш. Именно этот период характеризовался наиболее близкими к фашизму чертами, но фашистский режим в стране все же не был установлен. Хорти осенью 1936 г. уже готовился удалить Гёмбёша с поста премьер-министра, но тот тяжело заболел и в октябре скончался.

В 30-е годы Хорти весьма успешно выполнял роль некоего регулятора политического равновесия и гаранта стабильности в стране, оказывая воздействие на развитие отношений между различными политическими силами, и прежде всего между гёмбёшевской группой руководства с ее профашистскими устремлениями, с одной стороны, и консервативно настроенными классами крупной буржуазии и землевладельцев - с другой. Хорти не пошел на установление фашистской диктатуры, к которой особенно стремилась малочисленная партия отставного майора генштаба армии Ференца Салаши - партия национальной воли.

Новый премьер-министр Венгрии Калман Дарани, назначенный Хорти осенью 1936 г., с согласия регента предпринял ряд мер по сдерживанию активности крайних политических сил и движений, как левых - коммунистов, так и правых - фашистов. Последние начали тогда оказывать большое воздействие на мелкобуржуазную среду. Салаши, этот армянского происхождения (Салашьян) военный и политический деятель за свои национально-социалистские устремления и подражание Гитлеру сначала был уволен из армии, а в январе 1937 г. арестован, побывал в кратковременном заключении, а его партия - распущена и запрещена. Одновременно были проведены и репрессии против коммунистов, действовавших в глубоком подполье. В конце 1937 г. крайне правые силы возобновили деятельность своей партии под названием Венгерская национальная социалистическая партия, которая впоследствии стала известна как нилашистская партия ("скрещенные стрелы"). Эта партия из-за широковещательных программных обещаний, социальной демагогии, антисемитизма и антибольшевизма пользовалась успехом у небольшой части населения и старалась влиять на самого Хорти.

После того как Италия совершила агрессию против Эфиопии, а Гитлер овладел Рейнской демилитаризованной зоной, обстановка в Европе осложнилась. Хорти в этих условиях, рассчитывая на созыв международной конференции великих держав по европейским проблемам, 16 мая 1936 г. обратился к новому королю Великобритании Эдуарду с письмом, в котором, касаясь проблем Центральной Европы, обращал его внимание на то, что если вновь будут приняты решения, не учитывающие мнения "страдающих народов", то новая катастрофа неизбежна45. Письмо Хорти призывало к мирной ревизии Версальной системы, но. не встретило поддержки со. стороны Великобритании.

Приспосабливаясь к европейским реалиям, Хорти еще, накануне первой поездки к Гитлеру в памятной записке так выразил свое отношение к войне: "Мы не стремимся к войне, ибо осознаем ее последствия, Проигранная война смела бы Венгрию с политической карты мира"46. Эту записку предполагалось использовать.на тот случай, если Гитлер предложит Венгрии участие в войне с целью возвращения-населенных венграми территорий.

В 1936-1938 гг. Хорти совершил ряд зарубежных поездок с целью укрепления позиции страны в регионе. Он побывал в Италии и Австрии, а в феврале 1938 г. в Польше. Хортистская дипломатия тогда- начала работать над созданием "горизонтальной оси" - она искала пути образования союза Венгрии с Польшей и Югославией. 13 марта 1938 г. германские войска, перешли: австрийскую границу.

Хорти настороженно следил за драматической борьбой Шушинга. Он обратил внимание на то, что Италия не оказала тому обещанной в апреле 1937. г помощи, а поведение Югославии даже стимулировало Гитлера47. Аншлюс изменил соотношение сил в Европе. Венгрия, Югославия и Италия стали непосредственными; соседями гитлеровской Германии. С этим новым соседством считался и Хорти, а это повлекло за собой соответствующие изменения как во. внутренней, так и во внешней политике страны.

Хорти считал необходимым успокоить взбудораженную венгерскую общественность. В выступлении по радио 3 апреля 1938 г. он в качестве первостепенной задачи, стоящей перед страной, назвал укрепление обороны. К.началу 1938 г. армия Венгрии состояла всего из 85 тыс. солдат и офицеров. Она была весьма слабо вооружена. Это обстоятельство в складывавшихся международных условиях подтолкнуло главу правительства Дарани к тому, чтобы 5 марта 1938 г; провозгласить программу вооружения Венгрии. Это означало отказ от соблюдения тех ограничений в военной области, которые предписывались условиями Трианонского договора

На Хорти давили и праворадикальные, профашистские силы Венгрии, заявившие в конце 1937 г. о готовности взять власть в. свой руки и вынашивавшие планы тесного союза с Гитлером, что также влияло на расстановку политических сил в стране в целом. В выступлении по радио Хорти предостерег правые силы от попыток "сеять беспокойство и раздор". "Мы уже однажды продемонстрировали, что сможем очистить страну и нацию от элементов, нарушающих порядок", - говорил он. Тем не менее профашистские группы, рассчитывавшие на поддержку Гитлера, открыто стали восхвалять Салаши. Даже премьер Дарани, стал поддаваться их давлению. Хорти окончательно разочаровался в; нем и в мае 1938 г. вынудил его уйти в отставку. Назначенный на его место Бела Имреди сразу же принял меры против нилашистов. Их лидер Салаши, обвиненный в антигосударственном подстрекательстве, вновь был приговорен к заключению, на сей раз на три года.

   

5.Консолидация хортистской системы 7.В УСЛОВИЯХ ГИТЛЕРОВСКОЙ ЭКСПАНСИИ