Венгрия между двумя войнами. 1919-1944

Миклош Хорти
Б.Й.Желицки: "Миклош Хорти"  
11.Гитлеровская оккупация Венгрии 13.Плен и эмиграция

12.ПОПЫТКА ХОРТИ ВЫВЕСТИ СТРАНУ ИЗ ВОИНЫ И ЕГО ОТСТРАНЕНИЕ ОТ ВЛАСТИ

Образованием в августе 1944 г. правительства во главе с бывшим командующим 1-й венгерской армии генералом Г. Лакатошем Хорти стремился создать предпосылки для выхода Венгрии из войны. Были возобновлены переговоры с англичанами и американцами. Правда, они не привели к заключению сепаратного мира с Венгрией, на что рассчитывал Хорти. Ему посоветовали вступить в непосредственный контакт с СССР.

7, 8 и 10 сентября Хорти проводил расширенное заседание правительства, на котором присутствовали известные политические деятели Венгрии, 15 крупных военачальников, в том числе новый начальник генштаба Я. Верёш и скрывавшийся от гестапо Бетлен. И хотя было признано, что "все дальнейшее кровопролитие бес-смысленно и необходимо добиваться немедленного прекращения войны", Совет министров не принял решения о перемирии, а без такого решения премьер отказывался "предпринять шаги к заключению мира, так как боялся быть арестованным немцами"87. Тогда Бетлен посоветовал Хорти действовать на свой страх и риск. Хорти согласился и послал четырех человек в Москву для ведения предварительных переговоров об условиях перемирия.

Хорти лично подобрал состав делегации. Ее возглавил бывший военный атташе в СССР генерал Габор Фараго, назначенный полномочным послом. В конце сентября делегация отбыла в Москву с целью договориться об условиях перемирия с державами антигитлеровской коалиции.

С Фараго регент отправил в Москву письмо на имя И.В. Сталина. В нем отмечалось, что под влиянием "германского колосса" Венгрия была втянута в эту "достойную сожаления" войну с СССР, и высказывалась просьба выработать такие условия перемирия, которые были бы "совместимы с интересами и честью наших народов, действительно заслуживающих мирной жизни и безопасного будущего"88.

В начале октября делегация была принята первым заместителем начальника генштаба Советской Армии генерал-полковником Ф.И. Кузнецовым, а затем начальником генштаба генералом армии А.И. Антоновым, которому было передано письмо Хорти Сталину. 8 октября делегация встретилась с В.М. Молотовым и получила от него условия предварительного перемирия. В соответствии с ними Венгрия должна была отвести свои войска с фронта, а после подписания соглашения о перемирии объявить войну Германии и выступить вместе с Советской Армией. От Хорти советская сторона потребовала дополнительного подтверждения правительством Венгрии безоговорочного принятия этих условий. Немцы хотя и засекли радиопередатчик из дворца, но расшифровать содержание посланий им не удалось. 11 октября делегация в Москве получила от Хорти окончательное согласие на принятие условий и подписание предварительного соглашения о перемирии. В тот же день делегация подписала его. Москва требовала обнародования соглашения и его вступления в силу в 10-дневный срок. 3 октября Везенмайер провел специальное совещание с генералами армии и СС, на котором присутствовал и небезызвестный О. Скорцени. Планом предусматривались изоляция Хорти, который должен был попасть в немецкие руки, ибо в противном случае все дело теряло смысл, и введение военного положения, для чего готовились такие приказы, на которых стояла "подпись" самого Хорти или же подписи "по его поручению"89.

Нилашисты при поддержке Везенмайера и гестапо активно готовились к фашистскому перевороту. Скорцени разработал план по захвату резиденции Хорти. Позаботились немцы и о том, чтобы не допустить сосредоточения венгерских войск в центральной части страны. Они похитили командующего обороной Будапешта генерал-лейтенанта С. Бакаи и сына правителя, чтобы оказать затем на Хорти психологическое воздействие. Немцы, полагая, что младший сын Хорти Миклош руководит канцелярией правителя по выходу из войны и имеет контакты с различными организациями Сопротивления, устроили ему ловушку. Особый отряд гестапо во главе со Скорцени под предлогом встречи с партизанами Тито выманил его из дворца. Жестоко избитый и без сознания, Хорти-младший, по свидетельству Хёттла, был вывезен из страны и стал орудием шантажа и давления на престарелого регента90. Итак, не дожидаясь каких-либо конкретных действий со стороны Хорти, гитлеровцы провели необходимые подготовительные политические и военные меры, чтобы помешать предполагаемым действиям Хорти по выведению Венгрии из войны.

Во исполнение подписанного в Москве соглашения советское командование ожидало от Хорти решительных действий и выступления венгерских войск против гитлеровцев. Для этого требовалось перебросить 1-ю и 2-ю венгерские армии ближе к Будапешту. Положение, однако, осложнялось тем, что Хорти во избежание утечки информации не мог посвятить даже премьер-министра в то, что условия перемирия уже подписаны. Не знал об этом и министр иностранных дел. Я. Вёрёш 12 октября произвел передислокацию 1-й и 2-й венгерской армии на линию р. Тисы. Первоначально Хорти планировал объявить о подписании предварительного перемирия после прибытия своих войск к столице, а это можно было осуществить к 17-20 октября. Такие сроки позволили бы ему лучше подготовиться.

В соответствии с советскими пожеланиями объявление о выходе Венгрии из войны должно было состояться не позднее 16 октября91. Хорти не хватало трех-четырех дней, чтобы подтянуть к столице необходимые силы. Его представители в Москве 14 октября сообщили советскому руководству: "Большая часть двух армейских корпусов 1-й и 2-й армий может прибыть в Будапешт через 8-10 дней. В столице и ее окрестностях находится одна дивизия СС, большая часть германской бронетанковой дивизии и силы гестапо. За Дунаем две дивизии СС и несколько групп... Мы просим советское командование не расстраивать отступление венгерских войск к северу от линии Солнок - Дебрецен и к западу от Тисы до их прибытия в Будапешт. Напротив, уничтожение германских бронетанковых сил к северу от Дебрецена весьма желательно"92.

 Тем временем гитлеровцы приступили к организации нилашистского путча. Предусматривалось в г. Эстергоме созвать "национальное собрание", лишить Хорти власти и на его место поставить Ф. Салаши. Для координации и обеспечения операции в Будапешт приехал обергруппенфюрер СС Э. Бах фон Залевски, душитель Варшавского восстания. К Будапешту начали подтягивать 24-ю танковую дивизию и другие воинские части.

Ночью с 13 на 14 октября Хорти узнал о том, что Везенмайеру дано задание форсировать события. Лакатош и Вёрёш также доложили ему о готовящемся фашистском перевороте. Получив эти сведения, Хорти решил не дожидаться ранее запланированного им срока и объявить о выходе Венгрии из войны. Он пытался опередить гитлеровцев. К действию подталкивала Хорти и встреча его представителя с советским командованием в Сегеде, где также требовали "немедленных вооруженных действий" против немцев.

 Хортистская акция, однако, в военном и политическом отношении оказалась слабо подготовленной, что объяснялось рядом причин. Большое значение имел фактор времени - сторонникам Хорти не удалось завершить переброску к столице верных им воинских подразделений. Не было продуманного плана взаимодействия с частями Советской Армии (они стояли уже под г. Дебреценом, Сольноком и Кечкеметом), что  объяснялось прежде всего недоверием Хорти к офицерам своего генштаба, не очищенного от прогитлеровских элементов. Кроме того, Хорти следовало перебазироваться в восточные регионы Венгрии, в частности в Хуст или Берегсас (ныне Берегово в Закарпатье), и там, а не в Будапеште объявлять о выходе страны из войны93. Все эти факторы, безусловно, сказались на результатах операции.

14 октября Хорти через своего начальника канцелярии Д. Амбрози сообщил премьеру Лакатошу, что утром 15 октября он созывает Коронный Совет, на котором будет поставлен вопрос о заключении перемирия.

Хотя Лакатош считал решение Хорти роковым, он все же обещал поддержать его, но, опасаясь реакции гитлеровцев, собственноручно вычеркнул из переданного ему Амбрози для визирования подготовленного Хорти проекта текста его предстоящего "Обращения к венгерской нации" (оно предполагалось для печати и передачи по радио) следующее предложение: "С сегодняшнего дня Венгрия считает себя находящейся в состоянии войны с Германией". Хорти не стал ссориться с премьером, и из опубликованного документа было изъято важное положение об объявлении войны Германии. Впоследствии это оказало пагубное воздействие на исход дела, так как лишило необходимой ориентации армейских командиров, которые в итоге заняли выжидательную позицию. Иными словами, желая того или нет, премьер Лакатош - с молчаливого согласия самого Хорти - фактически нанес первый ощутимый удар по его позициям, ослабив результативность его дальнейших действий.

14 октября около 23 часов Хорти пригласил к себе начальника генштаба Вёрёша и сказал ему, что собирается объявить о перемирии. Для компенсации снятой Лака-тошем фразы из его "Обращения" Хорти предложил Вёрёшу издать так называемый "кодированный приказ", предписывающий венгерским войскам установить контакты с советским командованием в целях их совместного выступления против гитлеровцев. Этот вариант впоследствии не сработал, несмотря на то, что Вёрёш отдал такое распоряжение, так как прогитлеровский начальник отдела информации генштаба заблокировал его передачу94.

15 октября открылось заседание Коронного Совета. Выступая там, Хорти мотивировал необходимость перемирия: "Наше положение исключительно критическое. Нет сомнения, что близок час окончательного краха Германии. Он может наступить так скоро, что мы окажемся одни на стороне Германии. Это угрожает потерей государственности Венгрии... Заключение перемирия, по всей вероятности, приведет немцев к безжалостному и жестокому обращению с нами... Но третьего не дано. Мы должны решиться"95. Хорти и тогда не раскрывал полностью свои карты. Затем он попросил Вёрёша изложить военную обстановку. Из его выступления стало ясно, что при удачном исходе Советская Армия примерно через двое суток может оказаться под Будапештом. Он известил присутствовавших, что генерал-полковник Х.В. Гудериан, начальник генштаба сухопутных войск Германии, издал приказ, объявивший "все венгерское пространство зоной боевых действий", и распорядился об отмене всех приказов, отданных по венгерским войскам. Глава правительства в своем выступлении признал правоту аргументов Хорти, однако, заявил, что без решения парламента не будет просить перемирия, не откроет перед Советской Армией путь к Будапешту и подает в отставку. Это была очередная мина Лакатоша. После этого Хорти заявил, что он как верховный главнокомандующий имеет право без предварительного согласия парламента просить перемирия96. Хорти тут же предложил создать новое правительство, что и было сделано. Но оно не успело еще принять присягу, как Хорти доложили о прибытии Везенмайера.

Пришлось прервать несколько затянувшееся заседание Коронного Совета. На встречу с имперским уполномоченным Хорти вышел в сопровождении Лакатоша и министра иностранных дел Г. Хеннеи. Он сообщил Везенмайеру, что решение о перемирии принято. Тот побледнел, а потом попытался убедить регента не делать этого. Надеясь переубедить Хорти, он предложил ему принять только что прибывшего от Гитлера нового посла Р. Рана. Хорти согласился, но категорически заявил, что своего решения не изменит.

После ухода Везенмайера по радио передали текст "Обращения" Хорти к народу. Это известие для Рана, срочно прибывшего к Хорти в 13 час, стало полнейшей неожиданностью.

Отметив, что целью внешней политики Венгрии в 20-30-е годы была мирная ревизия несправедливых статей Трианонского мирного договора, Хорти подчеркнул, что Венгрия никогда не стремилась военным путем добиваться отторгнутых у нее Чехословакией, Румынией и Югославией земель.

Наша страна, заявил правитель, была втянута в войну в результате сильного давления, которое Германия оказывала на Венгрию, но, вступая в эту войну, мы не имели никаких территориальных претензий к СССР. Разоблачая грабительскую и беспринципную гитлеровскую политику в отношении Венгрии, бесцеремонное вмешательство в ее дела, Хорти сказал: "Сегодня каждому здравомыслящему человеку очевидно, что Германский рейх войну проиграл". Далее он подчеркнул, что ни одна нация не обязана жертвовать собой ради своего союзника. Отмечая, что гитлеровцы лишили венгерский народ самого ценного - свободы и независимости, Хорти заявил: "Я принял решение сохранить честь венгерской нации даже в глазах бывшей союзницы и довел до сведения здешнего представителя Германского рейха, что мы заключили предварительное соглашение о перемирии с бывшим противником и прекращаем против него боевые действия"97. Рассчитывая на вступление в силу отданного им "закодированного приказа", Хорти в заключение призвал армейских командиров действовать в соответствии с ним, а всех венгров — участвовать в спасении Венгрии.

Объявление о перемирии явилось полной неожиданностью для гитлеровцев. Воззвание Хорти в народе было встречено с большим воодушевлением. Из тюрем срочно начали выпускать политзаключенных, арестованных гитлеровцами, активизировались подпольщики, готовые реализовать призыв правителя. Антифашистские силы подполья готовились к национальному сопротивлению. Как отмечалось в корреспонденции шведского журналиста из Будапешта по Лондонскому радио, "после оглашения декларации Хорти на улицы Будапешта высыпали жители и десятки тысяч беженцев из зон военных действий... Незнакомые люди обнимали друг друга, повсюду раздавались приветственные возгласы в честь мира, союзников и Советского Союза. Вдруг появились немецкие танки, которые стали беспорядочно стрелять в толпу... Те, у кого было оружие, и солдаты, поддержанные полицией и военными формированиями, вступили в борьбу с немецкими солдатами и танками"98.

Силы, однако, были неравны. Оккупанты быстро подавили сопротивление жителей. Вслед за этим немцы овладели центральной радиостанцией и телефонным узлом. Подтвердились высказывания Бетлена о неумении Хорти руководить сухопутными силами, выяснились недостатки военного обеспечения акции по выведению Венгрии из войны. Правда, условия были весьма сложными и не благоприятствовали сопротивлению, так как у Хорти в самом деле были весьма ограниченные возможности. Венгерская столица оказалась в руках гитлеровцев, сосредоточивших там накануне крупные силы, включая более 600 танков99.

Таким образом, у фашистов имелись большие возможности для нейтрализации действий Хорти и венгерских антифашистов. 15-16 октября возникли лишь местные и разрозненные очаги недостаточно подготовленного общенационального сопротивления. Действия отдельных армейских командиров также были нейтрализованы, многие из них не решились на самостоятельные действия. Лишь генерал-полковник Б. Далноки-Миклош с частью своих войск (около 20 тыс. человек) перешел в расположение войск 4-го Украинского фронта и оттуда обратился к солдатам с призывом последовать его примеру.

Резиденция Хорти стала осажденной крепостью в прямом смысле слова. Он еще вечером получил ультиматум фюрера - сдаться, но не отреагировал. Ему было предложено "убежище", если он добровольно откажется от власти и передаст ее ставленнику Гитлера - Салаши. Хорти отверг и это предложение. Вскоре, однако, радио уже передавало обращение главаря венгерских фашистов. Выяснилось, что соотношение сил не в пользу Хорти. Сказалось присутствие в Будапеште Скорцени и Баха фон Залевск^ Гитлеровцы от имени Вёрёша издали фальшивый приказ, отменявший все прежние распоряжения Хорти. В результате в армии началась неразбериха - она оказалась дезориентированной. Гитлеровцы же готовились к захвату королевского замка, откуда от Хорти еще на рассвете 15 октября пришло сообщение для делегации в Москве с просьбой о советской помощи в случае германского нападения. В тот же день в Москву поступило еще три радиограммы с просьбой "о немедленной помощи парашютистами и быстрого продвижения к Будапешту" с целью занятия Будапешта советско-венгерскими войсками.

Ночь с 15 на 16 октября была тревожной. Руководитель военного кабинета Хорти генерал-лейтенант А. Ваттаи о событиях той ночи записал в свой дневник: "Положение безысходное; для защиты замка в нашем распоряжении имеется около 300 телохранителей, но и они безоружны перед танками противника; отряды СС и 24-й танковый корпус готовятся к штурму замка; все контакты с окружающим миром прерваны. Я спустился к Амбрози для обсуждения ситуации. Пришли к выводу, что совершено предательство (со стороны генералов генштаба армии. - Б.Ж.) и мы лишены всех сил. Немцы стали хозяевами положения. Остается либо пожертвовать жизнью 300 телохранителей, либо сдаться"100.

Ночью Хорти решил отправить свою семью в более безопасное место - посольство Ватикана. На рассвете немцы начали штурм королевского дворца. В перестрелке погибли 28 гитлеровцев101. Однако на подступах к дворцу шли бои. Обороной там командовал сын бывшего премьер-министра Каллаи, Андраш, который был взят в плен и отправлен в концлагерь Дахау. Хорти, убедившись в бессмысленности кровопролития и не желая жертвовать жизнью своих телохранителей, распорядился прекратить сопротивление. Утром арестованного Хорти отвезли в резиденцию СС.

Отряд СС силой проник в папское посольство, где взял под стражу остальных членов семьи Хорти. Их вскоре также доставили в штаб-квартиру СС, где уже находились Хорти и генерал Ваттаи.

Перед отправкой в Германию Хорти дали знать, что жизнь сына и других членов семьи будет зависеть от его готовности подписать "бумагу" об отказе от власти и о ее передаче новоиспеченному "вождю нации" Салаши. Намекали и на то, что, подпишет он ее или нет, общественность все равно будет проинформирована о том, что он ее подписал. Гитлеровцы нуждались в формальном подтверждении "законности" своих действий, всего государственного переворота. Хорти в унизительных условиях - в ванной комнате королевского дворца, под дулами автоматов трех эсэсовцев - был вынужден подписать документ о сложении с себя обязанностей главы государства и назначении премьер-министром Салаши - самозванного венгерского "фюрера".

Итак, Хорти не удалось вывести страну из войны. С его арестом и вынужденным отказом от власти, собственно, и завершился более чем 24-летний период его правления, настал конец той эпохи в истории Венгрии, который носил название "хортистский период", или "хортистская эпоха".

"В результате безответственности Хорти и его сторонников объявление о "10? перемирии принесло не мир, а самые тяжкие испытания для венгерского народа , -констатировалось в одном из документов ВКП. А в газете "Делмадьярорсаг" 28 декабря 1944 г. Хорти были предъявлены обвинения в том, что он обнародовал свое "Обращение" только тогда, когда "было совершенно очевидно, что немцы силой оружия воспрепятствуют проявлению воли большинства нации", так как "к тому времени они уже стянули к Будапешту силы, более чем достаточные для того, чтобы помешать выполнению его приказа"103. Характерно, что в первоначальном варианте "Программы компартии о демократическом обновлении и подъеме Венгрии" хотя и говорилось о том, что Хорти и его окружение "собирались, наконец, порвать с гитлеровской Германией и сбросить с себя фашистское ярмо", однако после согласования проекта с Г.М. Димитровым текст стал более суровым в отношении бывшего венгерского правителя. В частности, Хорти назывался "последним вассалом", который "не сумел совершить поворота в своей политике, не мог побороть своего страха перед массами, не хотел опереться ни на массы, ни на армию .

Насколько обоснованы и объективны все эти оценки, насколько они учитывают реальные условия и возможности бывшего главы венгерского государства? Безусловно, позиция лавирования и нерешительности не могла привести к выводу Венгрии из войны, но при этом нельзя забывать об исторических реалиях и ограниченных возможностях Хорти. Не имея гарантий, он часто не хотел рисковать жизнью сотен тысяч людей. Ему ведь были известны уроки и судьба Варшавского восстания, что, безусловно, оказывало влияние на его решение, и он долгое время занимал выжидательную позицию. Когда же решился на окончательный шаг, то оказался в плену собственных недочетов и был парализован позицией и действиями своего генералитета. Что же касается общей характеристики хортистского периода венгерской истории, то нужно отметить, что именно в конце войны и в послевоенные годы закладывалась и утверждалась та идеологизированная оценка Хорти и его деятельности ("хортистская диктатура", "хортистский фашизм"), которая не всегда учитывала объективные реалии. Со временем она становилась предвзятой официальной доктриной, на долгие годы наложившей отпечаток на исторические исследования по проблемам войны, хортизма и всего хортистского периода.

11.Гитлеровская оккупация Венгрии 13.Плен и эмиграция