Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война  
Венгрия и Вторая мировая война (1959)  
Документ №165 Документ №166

IX.Оккупация Венгрии германскими войсками

В начале 1944 г. Красная Армия, преследуя германские войска и войска сателлитов, вплотную подошла к границам Венгрии. События на советском и других фронтах войны свидетельствовали о близком поражении и неминуемом полном крахе нацистской Германии.

Венгерские правящие классы страшились даже самой мысли о демокра-тических преобразованиях, но залпы советских пушек предвещали, что время их осуществления не за горами. Поэтому правящие классы Венгрии продолжали предпринимать робкие и непоследовательные попытки найти выход из войны. В начале 1944 г., когда венгерские войска на Восточном фронте продолжали оказывать сопротивление наступавшим советским вой-скам, венгерское правительство попыталось заключить перемирие с запад-ными державами и создать условия для осуществления англо-американской оккупации страны.

25 января 1944 г. Совет министров Венгрии обсудил вопрос о подготовке к намеченным на 20 марта торжествам, посвященным памяти Кошута. Принятая Советом министров программа определила политический и идейный характер торжеств. Наряду с идеями национальной независимости, конституционности и равенства перед законом правительство в первую очередь хотело подчеркнуть опасность панславизма (166). Путем фальсификации идей Кошута и провозглашения себя носителями прогрессивных традиций венгерской истории хортисты весной 1944 г. пытались поставить знак равенства между царской Россией и Советским Союзом, оправдать продолжение антисоветской войны и предстать перед западными державами в облике борцов за свободу 1848 г.

В письме к Гитлеру от 12 февраля 1944 г. (167) Хорти, имея в виду военный аспект подготовки к осуществлению намеченного плана, обратился с просьбой возвратить на родину венгерские войска, находившиеся на различных участках Восточного фронта. Отвод венгерской армии к восточным границам страны был задуман с тем, чтобы обеспечить оборону страны от советских войск, а также на случай выхода из войны, если удастся договориться с западными державами.

Венгерские дипломатические представители в нейтральных странах получили от правительства Каллаи указание (168) всячески содействовать созданию благоприятного отношения общественного мнения к Венгрии не только в нейтральных странах, но и в англосаксонских странах. Они должны были изображать в благоприятном свете сугубо антидемократический и обре-мененный пережитками феодализма общественный и политический строй хортистской Венгрии.

К юбилейным торжествам, которые должны были состояться 15 марта, Хорти подготовил проект речи, в которой пытался обелить свой антинародный режим. Он всячески доказывал «демократичность» своего контрреводюционного режима. О Венгрии — этой вотчине крупных помещиков и стране 3 млн. нищих — он говорил как о стране, «стоящей на передовой линии социального прогресса в Европе». Режим, который порождал массовую нищету, преследовал каждую прогрессивную мысль и идею, главной особен-ностью которого было дикое националистическое подстрекательство против соседних народов, он характеризовал как режим, при котором «нет феода-лизма, нет социальной отсталости, нет национального гнета, но есть свобода, конституционная жизнь, парламентаризм, равенство перед законом, удовлет-ворительные социальные условия». Но оц не мог отрицать факт массовой резни в Уйвидеке и вынужден был оправдываться.' Нападение на Советский Союз он снова пытался обосновать вымыслами о провокации в Кошице.

Проект речи Хорти был признан неприемлемым и смехотворным даже его собственным премьер-министром. Кал лай опасался, что выступление Хорти по случаю национального праздника может вызвать подозрения немцев, и он отговорил Хорти от выступления. В письме по этому вопросу Каллаи, между прочим, писал:

«После долгих раздумий я попытался сформулировать выступление но радио 15 марта в самых различных вариантах, но сохраняя ход мысли Вашего Высокопревосходительства. Мне это не удалось. Затем я сделал попытку независимо от текста Вашего Высокопревосходительства сочинить заявление главы государства, соответствующее текущему моменту. Это мне также не удалось.

Безуспешность моих попыток убедила меня в том, что в настоящее время не было бы правильным, да и нельзя выступать Вашему Высокопревосходи- телыЛву с заявлением... ,

Текст Вашего Высокопревосходительства содержит две громкие фразы, имеющие целью отвести обвинения и клеветнические измышления, которые раздавались по нашему адресу. Затрагивая в одной речи вопросы о вступлении страны в войну, воссоединении наших территорий и обращении с на-циональными меньшинствами, отклоняя обвинение в феодализме и защищаясь по вопросу о событиях в Уйвидеке, можно легко создать, впечатление, что защита нашей позиции по каждому из вопросов является уже сама по себе признанием, и есть опасность, что этим самым будет дан повод для недоброжелательных комментариев... В таком заявлении каждый будет искать, что, собственно, хотел сказать глава венгерского государства. Упрощая вопрос, стали бы выискивать только лишь одно: какова цель речи, хотим ли мы этим заявлением засвидетельствовать, что при любых обстоятельствах мы оста-немся на стороне немцев, или, как говорят, нацистов. Или же будут гадать, не является ли эта речь намеком на готовность заключить сепаратный мир, пойти на сближение с западными державами, а возможно, и с Россией... При всех обстоятельствах речь вызвала бы недоверие со стороны немцев, ибо если затронуть вопрос о грубости нравов в войне, то они могут это принять и На свой счет... и больше всего их заденет высказывание относительно того* что мы ведем лишь оборонительную войну.

Основываясь на этих соображениях, я почтительнейше прошу отказаться от выступления по этому случаю. Точнее говоря, прошу, Ваше Высоко-превосходительство, соблаговолить отказаться от обращения к нации теперь, 15 марта, тем паче я убежден, что события довольно скоро неизбежно сделают это настоятельной необходимостью» .

Опасения Каллаи-не были безосновательными, поскольку немцы уже давно знали о маневрах венгерского правительства. После выхода из войны Италии Гитлер уже распознал опасность того, что созданная в начале войны система союзов может как карточный домик развалиться в результате выхода из войны стран-сателлитов. Для того чтобы воспрепятствовать такому раз-витию событий, немцы могли пойти по двум путям. Или открытая, насильственная оккупация, или же осуществление таких внутриполитических изме-нений, которые гарантировали бы германские интересы в странах-сателлитах и обеспечили бы их дальнейшее участие в войне.

План военных действий с целью оккупации Венгрии был готов уже в первых числах марта 1944 г. Но еще до начала его осуществления германское управление безопасности представило Гитлеру меморандум о положении в Венгрии. В меморандуме предлагалось осуществить полное подчинение Венгрии «эволюционным путем». Основная идея меморандума состояла в том, что необходимо получить согласие Хорти на оккупацию Венгрии без сопротивления, смещение правительства Каллаи и назначение полностью прогерманского правительства. В первую очередь имелось в виду поставить к власти группу Имреди (169). Хорти же должен был обеспечить правопреем-ственность этих внутриполитических изменений.

После этого Хорти 17 марта 1944 г. был вызван к Гитлеру. В ходе беседы Гитлер сообщил Хорти, что германские войска оккупируют Венгрию, и попросил его подписать заявление о том, что он сам просит ввести германские войска в Венгрию. В то же время он просил Хорти при всех обстоятельствах остаться на посту главы государства. После нескольких часов раздумий Хорти, оправдывая свои действия безнадежностью сопротивления, безоговорочно согласился, с оккупацией страны (170).

Хорти еще вел переговоры с Гитлером, а германские войска уже начали переходить венгерскую границу. Правительство Каллаи не организовало. сопротивления, хотя заранее знало о намечавшихся передвижениях германских войск. Тем самым оно дало возможность 9 германским дивизиям 19 марта без сопротивления захватить всю страну.

19 марта, когда гестапо уже развернуло в Венгрии террористическую деятельность, коронный совет под председательством Хорти одобрил поведение регента и согласился с тем, что Хорти должен остаться на своем посту. На совете Хорти сделал доклад о визите к Гитлеру, но не сказал о том, что на последнем этапе переговоров с Гитлером он согласился с требованиями немцев. В своих показаниях следователю на Нюрнбергском процессе Риббентроп категорически заявил, что во время последней встречи Хорти дого ворился с Гитлером и что германские войска 19 марта 1944 г. вступили в Венгрию с согласия Хорти (171).

После оккупации страны правительство Каллаи уступило место прави-тельству Стояи. Этот сформированный из крайне правых политиков кабинет взял на себя задачу полностью поставить страну на службу, немцам. Новое правительство образовалось 22 марта. 19 марта Гитлер назначил Эдмунда Везенмайера полновластным уполномоченным империи в Венгрии (172).

Таким образом, немецким фашистам удалось осуществить свой план. Хорти снова взял на себя позорную роль: он легализовал полную потери» страной национальной независимости, нанес новый удар силам, готовым к сопротивлению, содействовал формированию правительства немецких наемников, своим именем прикрыл все действия правительства Стояи, пол-ностью отдал страну на милость Гитлеру.

Программа (173) правительства Стояи полностью отвечала интересам Германии. В показаниях на процессе Имреди министр внутренних дел Андор Ярош [182] заявил следующее: «Мы хотели поставить на службу войне весь тыл страны путем форсированного использования всех ресурсов Венгрии в военных целях». Правительство Стояи выполняло любые требования немцев. Оно заключило евреев в гетто, началась массовая депортация населения. Тысячи молодых людей и стариков угонялись в нацистские лагеря смерти;

6 дивизий общей численностью 300—400 тыс. человек были отправлены на фронт. Правительство имело планы доведения числа солдат на фронте « осени 1944 г. до 800 тыс.— 1 млн. человек при условии, если немцы возьмут на себя обеспечение- их снаряжением; оно заключило с Германией соглашение, по которому взяло на себя расходы германских оккупационных войск, и, чтобы снискать доверие немцев, совершило много других предательских актов. В середине августа 1944 г., после того как Красная Армия прорвала под Яссами германо-румынский фронт, Коммунистическая партия Румынии и сплотившиеся вокруг нее демократические силы свергли военно-фашистскую диктатуру. Для Румынии открылась возможность выхода из антисоветской войны и присоединения к союзным державам. Румынский король и часть правящих кругов, желая спасти монархию и сохранить прежний режим, вынуждены были поддержать эту инициативу. 23 августа было смещено правительство Антонеску и заключено перемирие с Советским Союзом. Одновременно Румыния объявила войну фашистской Германии и направила против нее свои войска. Разрыв Румынии с Германией поставил венгерские правящие круги в сложнейшее положение как в военном, так и в политическом отношении.

Хорти вновь начал вынашивать идею о выходе из войны. Поэтому 24 августа он сместил Стояи, назначив его преемником генерал-полковника Геза Лакатош [183]. Но даже и тогда Хорти упорно оставался на нереальных позициях: продолжая и даже усиливая сопротивление советским войскам, он хотел заключить перемирие только с западными державами. В целях укрепления германо-венгерского фронта было решено продвинуться вплоть до Южных Карпат и захватить дороги, ведущие в Трансильванию, прежде, чем туда подойдут советские войска. 25 августа Совет министров решил начать наступление на Южную Трансильванию, если немцы окажут соответствующую помощь (174). Одновременно с этим Будапешт через Швейцарию вновь установил контакт с западными державами, от которых снова поступил ответ, гласивший о готовности вести переговоры только в том случае, если венгерское правительство вступит также в переговоры и с Советским Союзом. Хорти в то время еще и слышать не хотел об этом. 3 сентября венгерские войска во взаимодействии с германскими частями развернули наступление на Южную Трансильванию, однако операция закончилась серьезным провалом. В результате быстрого контрнаступления Красная Армия уже 7 сентября достигла линии Тимишоара.

Поражение в Южной Трансильвании вновь показало, что продолжать сопротивление безнадежно и что победоносное наступление Красной Армии невозможно ни приостановить, ни замедлить. Однако Хорти продолжал колебаться. Коронный совет еще раз рассмотрел вопрос о перемирии с союз-никами, но правительство отклонило идею о перемирии. Оно предпочитало настаивать на усилении помощи со сторойы Германии. Правительство Лака- тоша, которое, за исключением нескольких министров англосаксонской ориентаций, в своем большинстве состояло из германских наемников, не только отклонило предложение о перемирии с Советским Союзом, но сопротивлялось всем другим попыткам выйти из войны. На заседании 8 сентября Совет министров вновь высказался за продолжение войны.

А между тем внутри страны значительно возросли антигерманские силы. Благодаря росту сопротивления рабочего класса и крестьянства создались необходимые предпосылки для выхода из войны. Военная обстановка также благоприятствовала заключению перемирия. В результате разрыва Румынии с Германией, боевых действий югославских партизан, событий в Болгарии и в первую очередь в результате успешных операций Красной Армии балканский фронт немцев оказался перед лицом полного краха.

Однако венгерское правительство стремилось не к трезвой и реальной оценке положения и логически вытекающим из этого действиям, оно имело перед своими глазами одну-единственную цель — спасение буржуазнопомещичьего строя. Протокол заседания Совета министров от 8 сентября ярко отражает трусливую беспомощность венгерских правящих классов, их страх перед крахом контрреволюционного режима. «Для нас каждый час, каждый день и каждая неделя означают выигрыш. Если Трансильвания будет оккупирована, то можно еще сохранить междуречье Тиссы и Дуная, а также Задунайский край»,— заявил на заседании Совета министров министр земледелия, Члены правительства в те дни все еще надеялись, что «среди союзников могут произойти -изменения и неожиданные повороты» — они рассчитывали, что «войска англосаксов по крайней мере символически» оккупируют часть страны (175).

Венгерские правящие классы в октябре 1944 г. были способны лишь уповать на несбыточные мечты и ждать чуда. Однако ход истории вновь под-твердил, что нельзя основывать политику на чудесах и иллюзорных пред-ставлениях.

Бесплодно потеряв несколько недель драгоценного времени, Хорти в конце сентября, когда Красная Армия уже вела бои на территории Венгрии, все же решил запросить перемирие у Советского Союза. 28 сентября в советскую столицу отправилась делегация во главе с генералом жандармерии Габором Фараго [184], имея целью заключить предварительное соглашение •о перемирии. Соглашение было подписано в Москве 11 октября. Венгрия приняла условия перемирия, поставленные союзниками:'

«а) Венгрия остается самостоятельным, независимым государством, и в ее внутренние дела другие государства не будут вмешиваться.

б) Венгерская армия сохраняет оружие, которое оно повернет против еще находящихся в Венгрии оккупационных или сражающихся войск.

в) Венгерские вооруженные силы, взаимодействуя с Советской Армией, выступят против германских вооруженных сил.

Венгерская армия будет отведена в пределы границ, существовавших на 31 декабря 1937 г. Окончательно границы будут установлены после мирных переговоров» . По просьбе Хорти советские войска приостановили свое успешно развертывавшееся наступление в районе Мако, чтобы дать венгер-скому правительству время, .необходимое для осуществления намеченных действий. Но Хорти ни в политическом, ни в военном отношении не подготовил условий для осуществления перемирия. Он знал, что подавляющее большинство правящих классов и его собственное правительство и слышать не желают о перемирии. Он должен был знать, что мог вывести страну из войны, лишь опираясь на народ и объединенные силы левых партий. Во главе левых сил стояла воссозданная коммунистическая партия, которая, располагая правильной программой, вела борьбу за организационную и политическую консолидацию демократических сил. В сентябре и октябре 1944 г. уже имелись все предпосылки для создания массовой базы, необходимой для выступления против немцев.

Но Хорти не хотел опираться на эти силы, ибо считал, что при таком -образе действий он не может гарантировать спасение своего угнетательского режима. Он стремился к тому, чтобы держать все демократические силы в стороне от событий, связанных с заключением перемирия, которое он хотел осуществить лишь с помощью нескольких генералов.

Пока Хорти колебался, немцы действовали с молниеносной быстротой. Правда, они не знали о ходе переговоров относительно перемирия, но дога-дывались о намерениях Хорти. Для того чтобы удержать на своей стороне последнего сателлита, немцы использовали свой последний резерв, поставив у власти нилашистское отребье Салаши. Они в срочном порядке стянули свои войска к Будапешту и ввели в город парашютные части под/командованием подполковника войск GC Скорцени [185], на которые было возложено осуществление военного путча. Одновременно они провели политическую и военную подготовку среди самих нилашистов.

15 октября 1944 г. Хорти отважился на решительный шаг. Утром он .ОЩЩК0?ипл Совет министров со своей прокламацией, в которой говорилось, что он запросил у Советского Союза перемирия. Эта прокламация была в час дня Передана по радио. О нереальности и абсурдности планов ХорТи свидетельствует тот факт, что он хотел выйти из войны с согласия немцев. Исходя из этого, он сообщил нацистам, что запросил перемирия, однако умолчал о том, что соглашение о перемирии уже подписано (176).

Прокламация была передана по радио, но,'помимо этого, почти ничего не было предпринято. Секретный военный приказ (177), в котором Хорти извещал командующих 1-й и 2-й армиями о разрыве с нацистами, немецкие агенты в генштабе передали адресатам в фальсифицированном виде. В течение нескольких часов офицеры-нилашисты захватили инициативу в свои руки в венгерских войсках на фронте, а также в войсках, сконцентрированных в Будапеште. Германские части и вооруженные отряды нилашистов в короткое время захватили главные стратегические центры столицы. Вечером 15 октября по радио было передано воззвание Салаши, в котором говорилось о захвате власти и продолжении войны.

16 октября Хорти оказал последнюю услугу, немцам, достойную всей его политической карьеры и увенчавшую его контрреволюционное правление. Он аннулировал выпущенную накануне прокламацию, призвал армию к продолжению борьбы и назначил Салаши премьер-министром (178, 179).

К власти пришел нилашистский сброд. В то время когда свирепствовал нилашистский террор, совершались грабежи и массовые убийства, страна подвергалась полному разграблению, Хорти отдал себя под охрану немцев. Начался самый кровавый, самый мрачный период в истории двадцатипяти-летнего контрреволюционного режима. Этот период был подготовлен политикой самого Хорти. Это он, начиная с белого террора после падения Советской республики и кончая октябрем 1944 г., когда развернулся террор нилашистов, всеми своими действиями обеспечил низведение Венгрии до положения германской колонии, выдал на разграбление национальное достояние страны.

Пришедшие к власти нилашисты делали все от них зависящее, чтобы поставить все сохранившиеся материальные ресурсы страны целиком н$ службу бессмысленной войне на стороне немцев.

Немецкое военное командование стремилось любой ценой задержать наступление советских войск, поэтому оно потребовало от Салаши проведения тотальной мобилизации. Нилашистский «вождь нации» пообещал Гитлеру полтора миллиона венгерских солдат. Нилашисты хотели мобилизовать для участия в боях и для службы в рабочих батальонах всех венгров и венгерок от 12 до 70 лет. Они издали распоряжение о вывозе в Германию всего заводского оборудования, поголовья скота, железнодорожного подвижного состава, золотого запаса Национального банка. Они приняли также решение об эвакуации населения с территорий, на которых велись военные действия. В ноябре 1944 г. немцам были переданы венгерские политические заключенные, большей частью коммунисты. 80 тыс. будапештских жителей- евреев были отправлены в немецкие концентрационные лагеря. Десятки тысяч людей были замучены насмерть «хунгаристскими» террЬристами в нилашистских застенках или истреблены на набережных Дуная.

Несмотря на лживую пропаганду салашистов, большая часть населения, однако, не имела желания подчиняться приказу об эвакуации. Трудящиеся Чепеля и Диошдьёра единодушно отказались участвовать в демонтаже заводов и покинуть свое местожительство. С осени 1944 г. усилилось активное сопротивление. Коммунистическая партия Венгрии в открытом письме вскрыла те причины, которые привели к срыву 15 октября 1944 г. попытки вывести страну из войны. В письме коммунистической партии подчеркивалось, что еще не поздно осуществить вооруженное восстание и что необходимо предпринять все возможное для его подготовки. После 15 октября 1944 г. и другие партии Венгерского фронта [186] выразили готовность вместе с коммунистической партией принять участие в вооруженной борьбе. Так,в начале ноября того же года возник Комитет по подготовке венгерского национального восстания, который привлек на свою сторону ряд патриотически настроенных офицеров. Однако до осуществления восстания дело не дошло, так как вследствие предательства нилашисты захватили штаб восстания и казнили его руководителей. Но подавить борьбу против немецких оккупантов и их нилашистских наймитов уже было невозможно. Повсеместно в стране активизировалась деятельность партизанских отрядов, организованных коммунистической партией. Партизанские части действовали в Закарпатской Украине, в Боршодском промышленном районе, Будапеште, в горах Бюкк и Баконь.

Однако решающий вклад в дело освобождения страны был сделан Красной Армией. В результате операций Красной Армии в Венгрии 13 февраля 1945 г. был свобожден Будапешт, а 4 апреля полностью завершено освобождение страны. Спустя немногим более месяца фашистская Германия безоговорочно капитулировала. Вторая мировая война в Европе закончилась.

Война потребовала от венгерского народа колоссальных жертв. Более 400 тыс. человек погибло на фронте, в концентрационных лагерях. А те венгры, которым удалось выдержать ужасные испытания войны, переносили тяжелые страдания от экономических последствий военной разрухи. Отступавшие немецкие и нилашистские войска разграбили и в значительной степени разрушили страну. Наиболее ценные машины венгерских промышленных предприятий и имевшееся сырье были вывезены на Запад. Все мосты на Дунае и Тиссе взорваны. Всего же уничтожено было 1704 моста, то есть 20% всех мостов страны. Из 68 тыс. железнодорожных вагонов 48 тыс. было угнано, большая часть из 2800 паровозов также была угнана или приведена в полную негодность. После освобождения страны осталось всего лишь 450 паровозов, пригодных для эксплуатации. Было полностью уничтожено или сильно повреждено 120 тыс. жилых домов. На территории страны почти не оставалось предприятий и шахт, способных давать продукцию. В результате уничтожения оборудования на предприятиях коммунального хозяйства прекратилось снабжение Будапешта электроэнергией, газом и водой. 98% электрических контактных проводов было уничтожено, вследствие чего транспорт в столице в течение ряда месяцев был парализован. Подверглось разграблению также сельское хозяйство страны. Поголовье крупного рогатого скота сократилось на 1,5 млн., свиней — на 2 млн., лошадей — на 0,5 млн., количество домашней птицы — на 18 млн. Во второй мировой войне было потеряно 40% национального достояния.

Виновники тяжелой национальной катастрофы во главе с Хорти бежали из страны. Их двадцатипятилетний контрреволюционный режим оставил венгерскому государству народной демократии печальное наследие: разграб-ленную страну, взорванные заводы и мосты, развалины жилых домов. Задача расчистки развалин и восстановления экономической жизни, казавшаяся многим неосуществимой, легла в первую очередь на коммунистическую партию, представители которой еще задолго до войны предсказывали, что союз с германским нацизмом принесет Венгрии опустошительную войну и ввергнет страну в катастрофу.

Коммунистическая партия показала пример в героической борьбе за восстановление страны. Она подняла на борьбу измученные и изголодавшиеся массы, вселила надежду в отчаявшихся людей, открыв перед ними перспективу национального возрождения и подъема. Она организовала и развернула восстановительные работы. Главным образом благодаря этому венгерский народ в невероятно короткий срок одержал победу над разрухой.

После 1945 г. в освобожденной Венгрии бщли проведены революционные преобразования. У эксплуататорских классов помещиков и капиталистов власть была отнята, и она перешла в руки трудового народа. Убедительным свидетельством того, что народ сумел воспользоваться обретенной властью, является стремительное развитие экономики страны и существенное улучшение, по сравнению с довоенным временем, положения трудящихся классов.

Преисполненный веры в будущее страны, осуществляя новые созида-тельные планы, венгерский народ не может, однако, забывать, с чего он начал в 1945 г. Нельзя также забывать, что и сегодня виновники катастрофического положения, в котором оказалась во времена хортистской диктатуры Венгрия, пользуясь щедрыми подачками западного монополистического капитала, хотели бы снова сесть на шею венгерского народа.

В свое время они отдали страну на разграбление Гитлеру, ныне они хотели бы продать ее западному капиталу. Партнеры по сделке сменились, но венгерские контрреволюционные политиканы остались верны себе. Они хотят продолжать дело, которое бесславно кончили в 1945 г. С ними повторяется извечная трагедия обреченных на гибель общественных классов: они не в состоянии понять, что бесповоротно сошли с исторической сцены.


1. Материалы канцелярии Хорти. 3.1/58.

2. «Felszabadulás 1944 szeptember 26—1945. április 4». Dokumentumok, Budapest, -40-41. old.

Документ №165 Документ №166