Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
 
Миклош Хорти
Д.Травин: Великие реформаторы / Миклош Хорти и Иштван Бетлен  
Б.Родионов: "Миклош Хорти --

ВЕЛИКИЕ РЕФОРМАТОРЫ

МИКЛОШ ХОРТИ И ИШТВАН БЕТЛЕН

АДМИРАЛЬСКИЙ ЧАС © «Дело» Санкт-Петербург

Дмитрий Травин

Иштван БетленПосле окончания Первой мировой войны маленькой Венгрии особенно "повезло". Помимо проблем, связанных с поражением и развалом империи Габсбургов, венграм пришлось расхлебывать еще и кашу, заваренную советской властью. Не российской, а собственной. Ведь Будапешт оказался единственной столицей Европы, куда пришли Советы.

Синие, белые, красные...

 Бюджетные расходы советского правительства, возлюбившего пролетариат, в десять с лишним раз превосходили его доходы. Поэтому властям, чтобы свести концы с концами, срочно пришлось делать деньги буквально из ничего. Поначалу, когда денежные системы отдельных государств - наследников империи - еще не были должным образом разделены, советская республика использовала даже фотомеханический способ, чтобы подделывать австрийские банкноты. Примерно таким же образом фальшивомонетчики в наше время занимаются ксерокопированием долларов, но тогда идея была взята на вооружение коммунистическим государством. Однако долго такого рода подход срабатывать не мог. Пришлось подналечь на печатный станок. Его работа принимала порой курьезные формы. Некоторые банкноты печатали на белой бумаге вместо традиционной синей, поскольку той просто не хватало. Крестьяне считали "белые" деньги неполноценными и отказывались принимать их. В результате на рынке возник курс "синих" денег к "белым". Неразбериха с "синими" и "белыми", в конечном счете, погубила красных. Инфляция захлестнула страну, и беспомощная некомпетентная советская власть быстро пала.

Страшным национальным унижением стала румынская оккупация, но через некоторое время бразды правления сосредоточились в руках адмирала Миклоша Хорти, ставшего регентом по причине отсутствия законного монарха.*

- автор ошибается, Хорти был избран Регентом, из-за того, что Антанта была категорически против законного монарха - Карла Габсбурга. Здесь и далее комментарии - Szia)

Причем, поскольку венгры не торопились*  с решением вопроса о том, кто же должен быть этим самым законным монархом после падения Габсбургов.

Вопрос о "законном" монархе в Венгрии совсем не был так прост. Никто из соседей Венгрии, а так же "великих" держав не был заинтересован в возвращении Габсбургов. Вариант с приглашением на трон итальянского или других претендентов создавали проблемы со многими другими странами

 "Адмиральский час" затянулся примерно на четверть века. Регентство оказалось эпохой авторитарного правления Хорти, которое, правда, ни в коей мере не было ни фашистским режимом, ни даже единоличной диктатурой. Начинался хортизм далеко не лучшим образом. Армия, возглавляемая адмиралом, развязала террор против тех, кто сотрудничал с Советами. На ее совести оказалась смерть почти двух тысяч человек - преимущественно евреев.*

Надо заметить, что "белый" террор был во многом ответом на "красный".  Хорти всегда отрицал свою причастность к "белому" террору и порицал его.

Однако оставшееся в живых население страны надо было не убивать *, а спасать - прежде всего от экономической катастрофы, от инфляции, парализовавшей жизнь страны.

Согласно последним исследованиям, жертвами "красного" террора стали около 500-600 человек. "Примерно столько же человек стало жертвами "белого" террора. 

Два протестанта

На то, что происходило дальше, огромное воздействие оказала личность регента.

К тому моменту, когда Хорти достиг высшей власти, ему исполнилось 52 года, и среди венгров он был наиболее известным военачальником погибшей империи. Профессиональный военный моряк, происходивший из мелкопоместной венгерской протестантской семьи, он успел за годы службы совершить кругосветное плавание, провести несколько лет при венском дворе в качестве одного из флигель-адъютантов императора (первого венгра на данном посту!), а с началом Первой мировой принять под свое командование крейсер "Новара".

Широкая известность пришла к Хорти после того, как его корабль в составе небольшой флотилии одержал победу над превосходящим по силам англо-итало-французским флотом в проливе Отранто в мае 1917 г. В сражении он был ранен и даже слегка оглох, но все-таки продолжал командовать крейсером. Менее чем через год после этого Хорти стал контр-адмиралом и командующим Адриатическим флотом империи, причем на эту должность он был продвинут через голову ряда старших по возрасту и званию военачальников.

Для маленькой Венгрии, униженной нищетой, поражениями и потерей территорий, герой минувшей войны стал своеобразной консолидирующей фигурой. Парламент подавляющим большинством проголосовал за назначение регентом именно Хорти. Однако сам адмирал - военный, но не политик и тем более не хозяйственник не мог непосредственно заниматься вытягиванием страны из экономической пропасти. В апреле 1921 г. Хорти поставил во главе своего правительства графа Иштвана Бетлена, остававшегося руководителем Кабинета на протяжении десятилетия и оказавшегося одним из наиболее работоспособных политиков Венгрии 20-30-х гг. Как говорил о нем сам регент, в фигуре Бетлена, происходившего из старой семьи трансильванских протестантов, удачно сочетались консервативные традиции с либеральными реформаторскими взглядами. К моменту своего прихода в правительство Бетлен достиг 47 лет. В отличие от яркого и жесткого адмирала, граф мог считаться, скорее, человеком неброским, хотя и принадлежал к боковой ветви трансильванских князей, имя которых было известно еще с XVII века. Премьер не мог вести за собой массы, но зато являлся одним из самых опытных политиков страны, впервые переступившим порог парламента еще в 1901 г.

В период господства советов Бетлен одним из первых попытался консолидировать венгерскую политическую элиту, создав в феврале 1919 г. национальную объединенную партию, а в апреле возглавив уже межпартийный "антибольшевистский" комитет. В полном соответствии с венгерской традицией и с потребностями текущего момента Бетлен являлся сторонником построения авторитарного режима. Но при этом он отнюдь не был приверженцем тоталитаризма. Граф представлял собой умного, хорошо образованного и немало повидавшего на своем веку циника. Для него важно было сохранить возможность принятия ключевых решений, определяющих жизнь страны, но не возможность жесткого контроля за каждым шагом подданных. Парламент он хорошо знал, а потому не слишком уважал. Однако действовал при этом исключительно посредством демократических процедур, стараясь лишь, чтобы демократия утверждала уже принятые решения, а не порождала те, которые ей взбредут в голову. Сила Бетлена состояла в его происхождении, связях, опыте. Сам факт его прихода к власти был воспринят страной в качестве возврата к вековой традиции и сигнала о том, что период анархии закончился. Несмотря на личную приверженность авторитаризму, граф не был сильным авторитарным лидером. Не был он от природы и реформатором. В своих действиях этот человек склонялся обычно к тонкому маневрированию. До последней возможности премьер придерживался консервативной модели поведения, стремясь сохранить старую Венгрию - державную и аристократическую. Однако в тех случаях, когда требовалось идти на осуществление серьезных перемен (а ситуация в Венгрии начала 20-х гг. была именно такой), Бетлен оказывался готов к тому, чтобы двигаться вперед - медленно, постепенно, путем заключения сложных компромиссных соглашений. Бетлен и представляемые им круги понимали, что должны думать об облегчении участи всех слоев венгерского населения, но при этом полностью отвергали радикализм "иммигрантской" (подразумевалось - еврейской) интеллигенции.
Бетлен был умеренным националистом. Он видел свою страну своеобразным союзом низших и высших социальных слоев, основывающимся на общем национальном мироощущении при патерналистском доминировании аристократии. Хорти и Бетлен были, в общем-то, представителями разных кругов и в годы империи не поддерживали между собой каких-либо отношений. Но теперь оказалось, что они неплохо дополняют друг друга. Граф, для которого адмирал был дилетантом в политике, прекрасно понимал, что без твердой руки Хорти невозможно было подавить революцию, дать отпор румынской оккупации и установить в стране режим, который позволил бы развивать экономику и укреплять государство. В свою очередь, Хорти осознал, что сам он не способен непосредственно управлять страной, а потому должен опереться на человека, имеющего широкие связи в европейских деловых и политических кругах. Бетлен был именно таким человеком.

"Единая Венгрия"

Первый год регентства прошел под знаком доминирования Хорти: белый террор и жесткое подавление сопротивления сочетались с неуверенностью в политической и экономической сферах. Хотя первый раз Бетлен, игравший большую роль в установлении контактов между Хорти и представителями Антанты, оказался назначен премьером еще в июле 1920 г., буквально через несколько дней ему пришлось подать в отставку, поскольку было отвергнуто намерение графа сформировать правительство не из одних лишь представителей политических партий, но наполовину - из представителей старых и влиятельных аристократических родов. В итоге при правительстве графа Пала Телеки продолжали доминировать силовые действия. Несчастный банкир Роланд Хегеди, ставший на некоторое время министром финансов, был одинок в своих усилиях обеспечить хоть какую-то стабильность. Осуществленное им повышение налоговых ставок не дало заметных результатов. Собираемость была низкой, а все собранное быстро разошлось на зарплаты государственным служащим.
Но с 1921 г. политическая ситуация изменилась принципиальным образом. И когда Бетлен все же взял власть в свои руки, его линия поведения возобладала над прямолинейностью адмирала. К концу года он перетряхнул правительство, сформировал его практически исключительно из своих людей, заменив, в частности, Хегеди на Тибора Каллаи, и приступил к формированию режима власти, покоящегося не столько на силе, сколько на авторитете и политическом маневрировании. Бетлен устраивал и аристократию, и буржуазию, а сей факт уже давал прекрасную возможность для маневра. В дополнение к этому политическую систему удалось укрепить также посредством достижения компромисса с социал-демократами (что нейтрализовало рабочий класс) и проведения парламентских выборов на основе высокого избирательного ценза. Правом голоса обладали только около 30% населения. Дополнительным фактором укрепления авторитарного режима стала организация открытого голосования в сельских районах страны. В них сторонники режима получали в среднем 67% голосов, тогда как в городских избирательных округах - только 18%. В итоге вышло так, что лишь один из пяти депутатов был избран тайным голосованием.
Скорее всего, можно говорить о том, что именно межвоенная Венгрия стала родоначальницей однопартийных, хотя в то же время относительно демократических, систем, получивших позднее развитие в Мексике, Японии, Италии и современной России. При Хорти формировалась партия власти (получившая название "Партии единства" wink , которой в первые десять лет ее существования руководил лично Бетлен, а после его отставки с поста главы правительства всегда возглавлял очередной премьер-министр. Как крайне левые, так и крайне правые политические силы были отстранены от непосредственного воздействия на власть, и в Венгрии установился режим цензовой демократии с сильными авторитарными началами, идущими от регента и премьер-министра. Этот режим, впрочем, ни в коем случае нельзя называть (как делается в целом ряде публикаций) "фашистской диктатурой Хорти". Думается, этот штамп имеет "внешнеполитическую" окраску и своим происхождением обязан, в основном, союзу Венгрии с Германией и Италией в ходе Второй мировой войны. Если же смотреть на характер внутриполитических процессов, то хортистский режим (хотя и характеризующийся значительными элементами ксенофобии, но не строящийся на базе какой-либо тоталитарной идеологии) имеет, скорее, бонапартистскую основу. Настоящие венгерские фашисты были от власти отсечены (по крайней мере, до тех пор, пока Хорти контролировал ситуацию в стране). Хортизм никогда не мобилизовывал массы на революционную борьбу с феодальными и аристократическими пережитками, никогда не прибегал к систематической регламентации прессы, не требовал от гражданина доказательств идеологической преданности. При этом много внимания уделялось развитию культуры и просвещения.К концу 30-х гг. неграмотность в Венгрии упала до 7%, почти сравнявшись с западноевропейскими показателями.

Авторитарная стабилизация

Сложнее всего было решать экономические проблемы. Поначалу все, что делал Бетлен, приводило к сомнительным результатам. Производство вроде бы становилось на ноги, но инфляция разбивала все надежды на лучшее. Венграм, как и австрийцам, требовалась серьезная международная помощь. Позитивный перелом в экономике наступил только после того, как к началу 1924 г. была достигнута договоренность с Лигой наций о предоставлении Венгрии крупного кредита в размере 250 млн. золотых крон (в следующие четыре года был получено в общей сложности еще 1,5 млрд. пенге - так называлась новая венгерская валюта). Непосредственное гарантирование кредитования осуществлялось группой стран в составе Великобритании (основной кредитор), США, Италии, Швейцарии, Швеции, Голландии и Чехословакии. Репарационная комиссия приняла решение о том, чтобы отложить арест имущества Венгрии, проявившей неспособность выплачивать союзникам то, что требовалось в соответствии с условиями мирного договора. Правда, важнейшим условием получения зарубежных кредитов стало то, что Венгрия должна была в перспективе расплатиться по своей доле долгов, накопленных еще Австро-Венгрией. Наконец, после того, как все договоренности были приняты, в Будапешт прибыл американский специалист по финансам Джереми Смит для непосредственного контроля за ходом процесса стабилизации. Как это ранее уже делалось в Австрии, венгерский парламент передал правительству полномочия, необходимые для того, чтобы увеличить налоги и сократить расходы. В течение нескольких месяцев 1924 г. была осуществлена финансовая стабилизация, и крона оказалась привязана посредством фиксированного валютного курса к английскому фунту. А в 1927 г. обесцененную крону заменила пенге, формально имевшая золотое содержание, но не подлежавшая реальному обмену на золото. Гарантией стабильности пенге была, скорее, независимость центрального банка от влияния правительства, которое, в свою очередь, действовало на основе значительной автономии от регента. Весьма характерным для экономико-политического развития хортистской Венгрии было то, что на новых деньгах надписи оказались сделаны на языках всех народов, входивших ранее в состав короны святого Стефана. Ни на минуту страна не забывала о своих реваншистских планах. Сравнительно успешные экономические преобразования все время находились под угрозой уничтожения. Регент и правящий класс страны готовы были поставить на кон любые успехи ради того, чтобы достигнуть внешнеполитических целей. В этом смысле, кстати, как и во многом другом, режим Хорти сильно напоминал бонапартистский режим во Франции.*

Сложно представить себе другие цели для страны потерявшей 2/3 своей исторической территории. Большинство венгров поддерживали ирредентиские взгляды..

Тем не менее, бегство от венгерской валюты прекратилось. За два года размер депозитов в венгерских банках вырос почти в семь раз. Во второй половине 20-х гг. в страну активно хлынул иностранный спекулятивный капитал, привлеченный стабильностью венгерских финансов. Финансовая стабильность не могла быть достигнута, если бы параллельно с получением займа и ограничением масштабов эмиссии не была бы обеспечена сбалансированность госбюджета. План стабилизации предполагал, что бюджет будет оздоровлен за два с половиной года путем сокращения расходов на содержание госпредприятий и увеличения доходов, получаемых от прямых налогов. На практике же сбалансировать бюджет удалось благодаря неожиданно быстрому росту доходов всего лишь за шесть месяцев. Столь скорое наполнение казны произошло за счет косвенных налогов и таможенных пошлин, собираемость которых в слабых экономиках обычно выше, чем собираемость прямых налогов.

Новый курс по-венгерски

Экономика стала выходить из кризиса, но возникшая на рубеже 20-30-х гг. Великая депрессия нанесла по ней страшный удар. Границы повсеместно закрывались, и зависимая от экспорта продовольствия Венгрия не находила рынков сбыта своих товаров. В 1931 г. Бетлен, понимавший, насколько трудно ему остаться незапятнанным хозяйственной катастрофой, ушел в отставку. Новые власти постепенно стали намечать новый курс, причем жесткий, консервативный; реваншистски настроенный адмирал Хорти не стал ему противодействовать.* 

Надо заметить что именно в 30-е годы во всей Европе наметились "реваншисткие" настроения, прежде всего в Германии, соответственно и Венгрия могла рассчитывать на какие-то изменения своих границ..

С 1934 г. наметилось тесное сближение Венгрии с нацистской Германией, а затем и с фашистской Италией.*

На самом деле всё было с точно наоборот. После тесного сближения с Италией наметилось сближение с Германией.

В условиях нарастающей торговой войны всех со всеми система торговых преференций, предоставляемых хотя бы отдельным государствам, давала лазейку для использования возможностей международного разделения труда. Поначалу германо-венгерский торговый договор просто расширил возможности для экспорта аграрной продукции. Но затем, по мере того как в Германии и в Италии стали осуществляться крупные программы перевооружения армии, Венгрия начала специализироваться на экспорте продукции, необходимой ее союзникам в военных целях. С 1938 г. реализовывалась и программа перевооружения самой венгерской армии. Страна начала готовиться к тому, чтобы с помощью своих новых друзей осуществить реванш за территориальные потери, понесенные после Первой мировой войны, т.е. за утрату румынских, хорватских и словацких земель.*

Здесь автор передёргивает. К сожалению для Венгрии, Германия не была её "новым" другом. Венгерско-немецкие связи имели под собой многовековые традиции. Венгрия была союзником Германии в Первой мировой войне. Военные двух стран считали себя "братьями по оружию" и потому во многом по этой причине армия в последствии, каждый раз выбирала про-германский вариант действий. Венгрия требовала возврата своих,венгерских земель, которые по её мнению были несправедливо отторгнуты . Хорти же постоянно говорил о мирном решении территориального вопроса, поскольку страна находилась в окружении враждебных и много лучше вооруженных стран

 Промышленный подъем второй половины 30-х гг. практически полностью определялся потребностями милитаризации. Но реваншистские задачи лишь формально способствовали ускоренному экономическому развитию. На практике же они искажали структуру венгерской экономики. Уже к началу 1935 г. очередной хортистский премьер-министр Дьюла Гёмбёш разработал план превращения Венгрии в корпоративное государство, в общих чертах напоминающее модель Муссолини. Бетлен подверг эту идею жесткой критике. Постепенно перестал доверять Гёмбёшу и сам Хорти. Тем не менее, деструктивные изменения шли, и с 1938 г. Венгрия стала напрямую копировать этатистский вариант германского промышленного развития. Был принят пятилетний план создания новых промышленных отраслей и модернизации транспорта. Точно по такому же пути двигались в это время нацисты. *

Надо заметить что именно этот путь показал свою наибольшую эффективность в Европе и СССР. Это заявление вступает в противоречие в представлении хортиской Венгрии как отсталой феодальной страной. 

Помимо методов все усиливающегося госрегулирования венгерской экономики, большое значение имело и частно-монополистическое регулирование. В 1938 г. семь крупнейших банков контролировали 60% промышленности страны. Более того, существовала еще и своеобразная венгерская специфика. В стране, где небольшая группа представителей высшей аристократии контролировала всё и вся чисто авторитарными методами, сформировалась теснейшая личная уния политических лидеров и членов их семей с банкирами, управлявшими промышленностью. Через механизм банковского господства фактически вся экономика страны была поставлена под контроль регента и близких к нему лиц. Миклош - старший сын самого адмирала - входил в советы директоров более десяти банков и промышленных предприятий. Аналогичным образом участвовали в работе экономики зять Хорти - граф Дьюла Кароли - и тесть другого сына регента - Иштвана. Примерно так же было поставлено дело в остальных семьях лидеров венгерской аристократии - например, в семье графов Каллаи.*

Автор ошибается, Миклош - младший сын Хорти, Все перечисленные автором лица - представители Высшей аристократии Венгрии, не понятен упрек в их богатстве. На то они и аристократы.

В то же время Венгрия под давлением Гитлера стала вводить значительные ограничения на участие евреев в жизни страны. Уже в конце 30-х гг. они лишались как собственности, так и возможности работать по своей специальности. А во время войны немцы в массовом порядке направляли венгерских евреев в лагеря смерти. Впрочем, когда дело дошло непосредственно до жителей Будапешта, Хорти лично остановил депортацию и спас тем самым 200 тысяч жизней. Поначалу от своего участия во Второй мировой войне Венгрия выиграла. С соизволения Гитлера она смогла вернуть некоторые утраченные ранее земли. Но расплачиваться за это пришлось десятками тысяч погибших на фронте солдат. А в конечном счете - поражением и советской оккупацией. Погиб на фронте и сын адмирала - военный летчик Иштван Хорти, - намеченный уже было регентом себе в преемники. Личная трагедия отца нации смешалась с трагедией всей Венгрии. Из этого надо было искать какой-то выход. Адмирал попытался пойти на сближение с западными державами. В ответ на это Гитлер фактически оккупировал Венгрию. Регент в течение некоторого времени формально оставался еще правителем, но на самом деле это уже был конец хортизма. Отчаянная попытка договориться с Москвой и выйти из войны была подавлена немцами. К тому времени, когда советские войска взяли штурмом Будапешт, старый бессильный адмирал уже находился под арестом эсэсовцев. Во второй половине 1945 г. он несколько месяцев томился в плену у американцев, но затем был отпущен на свободу. Конец жизни бывший регент провел в Португалии. Умер в 1957 г. А в 1993 г. адмирал Хорти был перезахоронен на родине. Судьба графа Бетлена оказалась еще более печальной. Судя по всему, в 1945 г. он попал в плен к советским войскам, был вывезен в Москву и вскоре погиб.*

Могила Иштвана Бетлена в Будапеште
Прах захоронен в урне с землей из Донского монастыря.После оккупации Венгрии немецкими войсками 19 марта 1944 года Иштван Бетлен перешел на подпольное положение. Пережил два инсульта. Иштван Бетлен был арестован Советской Армией в декабре 1944 года, ему было предложено сотрудничнство, однако он содержался под домашним арестом. В апреле 1945 он был вывезен в Москву. Иштван Бетлен умер в больнице Бутырской тюрьмы от сердечной недостаточности 5 октября 1946 года и захоронен в братской могиле в Донском монастыре. В июне 1994 года прах Бетлена был передан РФ властям Венгерской республики и был захоронен на Будапештском кладбище Керепеш.

Б.Родионов: "Миклош Хорти --