Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Миклош Хорти: Мои воспоминания  
"Миклош Хорти: Мои воспоминания"  
Предисловие Kőnyvek

 


ПРЕДИСЛОВИЕ



Horthy

Дважды, и оба раза помимо моей воли, я был назначен руководителем. К концу первой Мировой войны, Его Величество Император Карл IV назначил меня Главнокомандующим Флотом Австро-венгерской монархии. Несколькими годами позже венгры выбрали меня Регентом Венгрии, назначение, которое сделало меня действительным главой Венгерского Государства. Много почестей прибыло мне на этом пути. Эта моя попытка на писательском поприще предпринята не в поисках известности; обстоятельства заставили меня оставить меч и взяться за перо.

Когда я начал делать записи о случаях и инцидентах моей длинной жизни в течение вынужденной бездеятельности, сначала в течение моего заключения 1944 и 1945 годах, и позже во время моего пребывания в гостеприимной Португалии, я делал это без какой либо другой цели, кроме как оставления памяти моему семейству. Страницы, которые теперь предлагаются публике - результат настойчивости многих моих друзей, которые преодолели мое нежелание словами Гете: " вопрос, должен ли человек писать его собственную биографию - спорный. Моё мнение, что человек делающий это, совершает самый большой из возможных актов любезности."

От этой обязанности я не хочу уклоняться, поскольку я - теперь единственный свидетель множества событий, которые вовлекли многих других людей, также как и меня. Я в то же самое время хочу сказать слова поддержки моим дорогим Венгерским соотечественникам, которые после краха 1919, теперь снова погружены в уже более глубокую пропасть Коммунистического террора и иностранного доминирования. Неудачи 1945 не могут и не должны быть финалом Венгерской истории. Я выражаю мою приверженность словам нашего большого Венгерского поэта, Имре Мадаха, который в своей «Человеческой трагедии» писал, " Человек, имей веру, и с этой верой борись ! ".

В этой борьбе опыт моей жизни может быть использован и моими современниками и потомками. Судьба поместила Венгров между Славянскими и Немецкими народами, и вряд ли это можно было изменить; с этим были связаны возникающие время от времени снова и снова, одни и те же проблемы, во время моего Регенства.

Дать характеристику происходящих событий, это - задача биографа, автор же автобиографии дает описание событий, поскольку они случились до того как появились их последствия. Любой дурак может быть мудр после того как событие произошло. Мои усилия хроникера были затруднены двумя факторами: старостью, и способностью памяти. Многие, писавшие свои воспоминания в преклонном возрасте, могли пользоваться дневниками и архивами. Я никогда не вел дневник, и те официальные или частные документы, которые были в моем сейфе, во время событий октября 1944, были или уничтожены или оставлены в Королевском Дворце в Будапеште. Частично я восполнил некоторые пробелы с помощью моих прежних помощников. Я выражаю им глубокую благодарность.

Неоценимой также была помощь моей жены и моей невестки, которые не жалели усилий, чтобы закончить эти мемуары. Некоторые документов из моей жизни взяты мной из книг написанных обо мне Баронессой Lily Doblhoff, Owen Rutter и Edgar von Schmidt Pauli. Я уверен что эти авторы не возражали бы против использования документов, а так же того, что они непосредственно написали обо мне, что бы восстановить мою память. То же самое множества книг, написанных о Венгрии начиная с войны.

Чаще было больно , но иногда приятно, видеть как по разному описывают одни и те же события разные авторы. Но опыт показывает, что любой общественный деятель не может устроить всех. В таких случаях история объявляет свой приговор. И тот кто /index/knigi/0-16 во время своей жизни имел силы поступать согласно своей совести не боится этого приговора. Исходя из этого я предлагаю эти мемуары широкой публике и историкам будущего.



Estoril, Португалия, 20 августа, 1952 Horthy