Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Персоны
Миклош Хорти: Мои воспоминания
Персоны Предисловие


Введение.

Horthy

Верный признак неординарности, если человек оболган в течение 75 лет коммунистами и в течение 50 лет нацистами. Без возможности для опровержения, ложь, повторная достаточно часто, становится «самой очевидной правдой».Это хорошо знал Геббельс, так делал Бенеш,  два мастера пропаганды ХХ века.  Когда Контр-адмирал Миклош Хорти, Регент Венгрии через 35 лет после смерти, был перезахоронен в своём семейном склепе, в сентябре 1993, поднялся шум в международных средствах массовой информации. Журнал The Economist написал: "позорное прошлое Венгрии".

Газета  The New York Times, предупреждала о страхе  возвращения фашизма, Frankfurter Allgemeine «пора бы забыть, про это», бразильская Veja прокомментировала, что «Венгрия удостаивает почести нациста». Не было конца этому списку. Одно нормальное мнение появилось в газете The Financial Times: «западная историография интересовалась исключительно его союзом с Гитлером, а коммунистическая характеризовала его как антикоммунистического монстра».

Сербский беженец из Хорватии определил проблемы Югославии на этом пути: « Мы переполнены в настоящее время ( 1993г, прим. Szia) гневом, ослеплены им. Поскольку мы чувствуем себя преследуемыми, то мы отрицаем то, что мы делали с Хорватами. Мы романтизируем и прославляем наше собственное сообщество, и  демонизируем все прочие. Любой тип мести будет скоро оправдан» ("Нью-Йорк Таймс", 17 декабря, 1995, p. A4). Те же самые чувства могут применяться к другим регионам. Закон о языке в Словакии, одобренный Парламентом 18-ого ноября 1995г.  The Economist комментирует в статье, точно названной: «Словакия: Безумие» ((2 декабря, 1995). « В Словакия, венгру можно говорить по-венгерски только на кухне », Globe and Mail (6 декабря, 1995) поясняет: «Европейский парламент принял решение, обвиняющее Словацкое правительство в проведении политики, которая не оказывает никакого уважения демократии, к правам человека и национальных меньшинств, и попирает законы», Стивену Кинзер написал в The New York Times  от 26 декабря, 1995: «Румыния приняла новый закон об образовании в сентябре  1995года, который устанавливает румынский язык как национальный язык и язык образования. Венгерские школы и церкви, национализированные  коммунистами так и не были возвращены , даже через семь лет после крушения коммунизма  в Румынии. « Права Языка ... - в сердце споров между Будапештом и Бухарестом» сообщает агентство  Reuter 8 декабря 1995г Ясно, что трение между прежними сожителями Австро-венгерской империи так и не уменьшалось со временем.

Даже если бы дунайские страны не войдут в Европейский Союз, их будущее было бы более безопасно в федерации. « Старая Австро-венгерская империя повторно появляется в новой политическая география » написала The Boston Globe уже 20 августа  1989г. Комментатор Флора Льюис вторил из Парижа по поводу Дунайской федерации « Идея Кошшута своевременна » (24 сентября 1989). Отто фон Габсбург, выступил в Le Figaro в « под Австрией нельзя рассмотреть существующую крошечную страну, но культурную сферу, которая распространяется от Черновиц до Сараево. В обзорной статье в The Economist  от 18 ноября 1995года Дэвид Лавдей написал: « страны Центральной Европы, задержанные на некоторое время, неизбежно присоединятся к Европейскому Союзу. Когда они это сделают, то это будет «возвращением домой »

Адмирал Хорти - человек привлеченный к тайнам  внутренней политики империи Габсбурга на самом высоком уровне, военно-морской герой, последний командующий Австро-венгерского Флота, Регент разрушенной страны, которую он привел к относительному процветанию, несмотря на большие разногласия, анти-большевик, заключенный нацистов,  государственный деятель. Он начал путешествовать по  миру, в то время когда  флот был парусным, говорил на шести языках (венгерском, хорватском, итальянском, немецком, французском, английском). Он не был узколобым националистом, а патриотом, который предпочитал многоэтническое, много-религиозное, многоязычное разнообразие монархии в  которой он вырос и имел большую карьеру, даже не смотря что был венгерский протестантом при австрийском католическом «режиме». Прежде всего, он был джентльмен в самом старом, истинном смысле этого слова.

Его близкое знание политики Центральной Европы от Высшего Света, “gemütlich”, периода либерализации, освобождения, модернизации, его воспоминания о периоде начиная с периода образования двойнойи монархии до периода господства коммунистического террора делают его мемуары интересным, информативным чтением даже сейчас (я бы сказал, особенно сейчас, прим. Szia).

Для этого издания, текст был сравнен с Венгерским оригиналом и отредактирован соответственно. Более чем пятьсот семьдесят сносок было добавлено, чтобы разъяснить названия и имена, с которыми читатель может быть не знаком.

Текст был прочитан Профессором Колумбийского Университета István Deák, Профессором Scott F. Korom Университета Северной Дакоты, а также доктором Anthony R. Simon из Госдепартамента США. Их полезные комментарии и помощь,  минимизирующие число ошибок в тексте с благодарностью приняты. Без помощи доктора Antal Simon  из Будапешта, который собрал, огромное множество материалов для ссылок, эта работа не могла бы быть выполнена.

 

Wadsworth, Штат Огайо

 

25 Ноября 1996 года                                             Andrew L. Simon

 

Далее...