Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война  
Документы внешней политики СССР  
Документ №73 Документ №75

138.

30 июля 1941 г.

ИЗ ДНЕВНИКА ПОСЛАННИКА СССР В ВЕНГРИИ Н.И. ШАРОНОВА

Секретно

23 июня в 10 час. вечера был приглашен к вице-министру иностранных Дел Вонле. Приехал к нему с первым секретарем т. Шкляренко. Ворнле прочел ноту (см. приложение)* о решении венгерского правительства разорвать дипломатические отношения между СССР и Венгрией «ввиду состояния войны между СССР и Германией и передал ее мне.

Я спросил Ворнле:"Oбъявление войны?"

Он ответил: "Нет, нет, никакого объявления войны. Это только то же, что вы сделали в 1939 году".

Я ответил, что обстановка в начале 1939 года была совершенно другая, и спросил, сделал ли Криштоффи подобное заявление в Москве. Ворнле ответил, что, очевидно, Криштоффи это сделал, но подтверждения от него МИД не имеет. Затем Ворнле попросил послать телеграмму в НКИД относительно обмена миссиями и обещал организовать ее отправку из Венгрии через Анкару.

В этот день с утра у здания миссии дежурил уже усиленный наряд детективов и полиции при нескольких автомобилях, сопровождавших выходивших и выезжавших работников миссии и членов семей. 22 и 23 июня были уничтожены все документы до чистых бланков миссии включительно. В здании миссии было введено усиленное дежурство. Работники ТАСС и военного атташата, так же как сотрудники миссии, проживавшие на частных квартирах, были переселены в здание миссии.

Вся венгерская печать, особенно фашистская и газета Бетлена, начала бешеную кампанию против СССР, причем обычное название нашей страны «Россия» было заменено на «Советы».

Население Будапешта при встречах и разговорах с сотрудниками миссии высказывало симпатии Советскому Союзу, возмущалось фашистским нападением и говорило о голоде и разорении Венгрии «под сапогом» Гитлера. 27 июня я и т. Шкляренко были приглашены в 12 час. дня к Ворнле, который заявил, что «ввиду ничем не вызванного нападения советской авиации на г. Кошицу Венгрия считает, что СССР и Венгрия находятся в состоянии войны». Я заявил, что никакие советские самолеты не могли бомбардировать венгерский город. «А чьи?» — спросил Ворнле. Я ответил, что ему, как вице-министру иностранных дел, это должно быть лучше известно, чем мне, тем более что в газетах было сообщено, что самолеты были «замаскированные», а исследовать осколки бомб — дело венгерского правительства. Во всяком случае, добавил я, сославшись на заявление т. Молотова, советское правительство никогда не имело плохих намерений по отношению к Венгрии. Ворнле ответил, что для него это нападение на Кошицу является совершенно непонятным.

Я опять поправил, что эти самолеты не были нашими и это должно быть хорошо известно венгерскому правительству. Затем Ворнле сообщил, что «в целях безопасности» правительство решило «переместить» нас в село Ольшегод, в 20 »си от Будапешта, и мы должны в 6 час. вечера выехать туда.

Я спросил, будем ли мы там в действительной безопасности. Ворнле ответил, что жандармское управление получило достаточно твердые инструкции. В 2 час. дня звонил секретарь шведской миссии, сообщавший, что Швеция взяла на себя защиту наших интересов в Венгрии. Я был у поверенного в делах, попросил его телеграфировать о положении вещей в Стокгольм и взял для помещения на дверях нашей миссии объявление шведской миссии о принятии на себя защиты наших интересов.

Переезд в Ольшегод был организован венграми в большом порядке в присутствии представителей протокольного отдела МИД. Все наши требования относительно транспорта были удовлетворены. Помещения (дачи) были в хорошем состоянии и вблизи одна от другой.

Утром 28 июня были отобраны радиоприемники и пишущие машинки, но в тот же день были возвращены. Предполагавшиеся ограничения в виде запрещения общения между собой товарищей, размещенных на разных дачах, в жизнь проведены не были. Осталось запрещенным хождение по всему поселку и посещение ресторана, но не продовольственного магазина.

За время с 28 июня по 8 июля поверенный в делах Швеции г-н Монтан почти ежедневно посещал меня по вопросу об урегулировании претензий к торгпредству со стороны хозяина снимаемого министерством дома, информировал о положении относительно обмена миссий и т.д. По моей просьбе он предоставил нам сотрудника шведской миссии для сопровождения нас до Стамбула.

8 июля выехали вместе с прибывшими в Венгрию сотрудниками нашей миссии в Словакии в поезде, состоявшем из мягких вагонов и вагона-ресторана. В Свиленграде (Болгария) поезд был задержан на 2 дня. При выезде из Болгарии никакого осмотра багажа не было произведено. Проезд по Турции от Эрзерума был организован командованием турецкой армии и прошел вполне организованно.

16 июля прибыли в составе 62 человек, включая женщин и детей, на советскую границу.

Шаронов

АВП РФ. ф. 077. on. 21, п. 111. д. 5. л. 58-61.

Документ №72 Документ №74
138.