Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война  
Венгрия и Вторая мировая война (1959)  
Документ №94 Документ №96

95.

Будапешт, 27 апреля 1939 г.

ПИСЬМО МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЕНГРИИ ИШТВАНА ЧАКИ ПОСЛАННИКУ В ИТАЛИИ ФРИДЬЕШУ ВИЛЛАНИ

С е к р е т н о !


Дорогой друг!

Будь добр, сообщи нижеследующее графу Чиано, по возможности до моей встречи с Риббентропом!

1. Вое признаки указывают на то, что Германия, вероятно, уже в недалеком будущем применит силу против поляков. Мы уже имеем возможность быть свидетелями политического насилия, поскольку вновь вытаскиваются планы в отношении Украины; Карпатскую область хотят превратить в базу пропаганды в пользу создания Великого Украинского государства.

Я, разумеется, против этого.

2. Возможно, что против Польши также будет применена вооруженная сила, если немцам не удастся своевременно вызвать внутреннюю революцию в Восточной Галиции. Многочисленные сведения указывают на то, что в настоящее время Берлин поставит перед нами вопрос о том, какова будет наша позиция в случае германо-польского вооруженного конфликта.

Мой ответ: как бы ни было это тягостно в свете чувств симпатии, которые питает венгерский народ к полякам, мы, будучи верными политике оси, разумеется, встанем на сторону Германской империи, но мы не намерены участвовать в вооруженных действиях против Польши — ни косвенным путем, ни непосредственно. Говоря о косвенной форме нападения, я имею в виду, что любые требования разрешить германским войскам пересечь территорию Венгрии по железной дороге или на автомашинах будут отклонены.

Если немцы в ответ на это будут угрожать применением оружия, то я категорически заявлю, что на оружие мы ответим оружием. Тот, кто вступит на территорию Венгрии без нашего разрешения, будет рассматриваться как враг.

3. Мы не останемся нейтральными, ибо объявим всеобщую мобилизацию одновременно с мобилизацией в Германии. Это, естественно, потребует использования всех наших железных дорог. Большая часть мобилизованной армии будет направлена в Карпатскую область и к румынской границе, поскольку румыны являются союзниками Польши и мы не знаем, какого рода обязательства взял на себя Гафенку во время его турне по Европе. Если румынское правительство будет продолжать мобилизацию, которая проводится в настоящее время, то мы предъявим требование о проведении в кратчайший срок демобилизации. Если этого не последует, то мы сделаем соответствующие выводы.

Таким образом, мы не будем непосредственно сражаться против поляков, так как это было бы совершенно невозможно во внутриполитическом отношении и, кроме того, к этому нас побуждают наши моральные убеждения. В то же время и немцы не смогут утверждать, что мы не стали на их сторону. Может быть, таким образом удастся избежать конфликта с Германской империей или недовольства и враждебности с ее стороны, что имело бы место в случае провозглашения строгого нейтралитета, а также не допустить, чтобы Германская империя во время транзита ее войск через нашу территорию под сурдинку прибрала все у нас к рукам, как это произошло в Чехии. С объявлением мобилизации в Венгрии коммуникации на севере будут необходимы для наших собственных нужд.

Если же мы молча или даже протестуя согласились бы с тем, чтобы немцы использовали нашу территорию для военных действий против Польши, то в Венгрии разразится революция и наступит такой моральный крах, который приведет к потере веры в самих себя и поставит нас в самое невыгодное положение по отношению к словакам, пользующимся поддержкой немцев.

Будь добр, информируй об этом графа Чиано, добавив, что я был бы ему признателен за уведомление Муссолини, поскольку я обещал последнему в Риме информировать его через Чиано.

Я был бы весьма благодарен графу Чиано, если он известит о своей точке зрения по поводу моей позиции, пока я нахожусь в Берлине, и если он сможет предложить план, который, на его взгляд, является более предпочтительным.

Если граф Чиано будет разговаривать с Риббентропом после моего визита в Берлин, то тогда, возможно, вообще не будет необходимости возвращаться к этой теме.

Об этом в свое время я поставлю тебя в известность. Но как бы ни складывались дела, этот ход мыслей он должен рассматривать лишь как общую установку и не излагать его германскому министру иностранных дел как бы по моей просьбе.

Суть состоит в том, что я хочу сделать в интересах немцев все, что не представляет угрозы нашим интересам и нашей национальной чести.

С сердечным приветом

п/п граф Чаки.

Р.S. Для твоей и графа Чиано информации в приложении посылаю конспект соображений1 , которые я выскажу Гитлеру.

Машинописная копия. Гос. арх., М. МИД, Документы Ласло Сабо, 1939.

На первой странице документа вверху красным карандашом помечено: «Письмо Чаки». Внизу первой страницы имеется следующая приписка, сделанная чернилами венгерским военным атташе в Риме Ласло Сабо и датированная 27 апреля: «Я вручил оригинал барону Виллани, пояснив, что он должен передать эту информацию Чиано таким образом, чтобы последний не представлял ее Риббентропу как жесткую официальную позицию. Это как бы дружеская информация».


1.В приложении министр иностранных дел Чаки детально анализирует отношения венгерского правительства с соседними государствами, подчеркивая следующее: «Венгрия имеет твердое намерение осуществить свои национальные идеалы в рамках политических целей держав оси. Непоколебимой основой венгерской политической концепции является германо-итальянская дружба. В интересах последовательного осуществления этой концепции и во избежание каких-либо недоразумений необходимо располагать полным доверием как со стороны Берлина, так и со стороны Рима.
Отдавая себе отчет в том, что предпосылкой эффективной политики является полное доверие к ней, Венгрия сделала все, чтобы заручиться неограниченным доверием обеих великих держав...» (Гос. арх., М. МИД, пол. отд,, 1939—17—439).

Документ №94 Документ №96