Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война  
Венгрия и Вторая мировая война (1959)  
Документ №62 Документ №64

63.

Берлин, 19 октября 1938 г.

Донесение ВЕНГЕРСКОГО ПОСЛАННИКА В ГЕРМАНИИ Дёме Стояи МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЕНГРИИ КАЛЬМАНУ КАНЯ


Михай Юнгерт-Арноти и Михаил Калинин

155/ро1.— 1938.
Совершенно секретно!

18 октября президент Германского Телеграфного Агентства Отто Мейер имел продолжительную беседу с д-ром Лорандом Хорватом, директором Венгерского Телеграфного Агентства, относительно причин, вызвавших изменение отношения германской печати к Венгрии. В связи с этим Мейер подробно осветил ближайшие и дальние цели германской внешней политики. Его заявления приобретают тем большее значение, что, как он сам подчерк¬нул, все сказанное им он за день до этого услыхал от одного очень извест¬ного -лица, занимающего высокий пост в министерстве иностранных дел. Правда, он не назвал фамилии этого лица, но из его оговорок можно сделать совершенно достоверный вывод, что речь идет о заместителе статс-секретаря Бермане.

Высказывания Мейера сводятся к следующему:

15 октября, то есть в тот день, когда Ашман [104] сообщил мне, что небла¬гоприятные для Венгрии высказывания германских газет прекращаются, гер¬манская печать получила указание относиться к Венгрии благожелательно, но с осторожной сдержанностью. 17 октября поступили новые инструкции — германская печать должна освещать венгерский вопрос с более дружествен¬ных позиций и в более теплых тонах. Мейер нисколько не отрицал, что в Германии, и в первую очередь в германской печати, наступило определен¬ное охлаждение к Венгрии. Причиной этого была не Венгрия, а исключи¬тельно официальная польская политика. Польские круги открыто подчер¬кивали (особенно для Лондона и Парижа), что общая венгеро-польская граница необходима для образования блока с целью окружения Германии и что таким образом можно восполнить роль Чехословакии как преграды на пути германской экономической и политической экспансии.' Германия в любое время и в любой степени готова поддержать все требования Венгрии, но это станет невозможным, если Польша хочет связать осуществление этих требований с открыто антигерманскими целями. (В Германии заметили, что позиция германской печати и вообще германской политики вызвала разоча¬рование и уныние в Венгрии, что совсем не отвечает германским целям.)

Германия еще никогда так не нуждалась в сильной и дружественной Венгрии, как она будет нуждаться в ней в ближайшем будущем. В связи с этим, начиная с настоящего времени, германская политика и германская печать снова будут энергично поддерживать венгерские требования, тем более что Венгрия, как'об этом свидетельствует также заявление премьер- министра, в будущем желает усилить свое сотрудничество с осью и не склонна участвовать в создании антигерманских блоков. С другой стороны, имеются определенные признаки того, что и Польша намерена отказаться от своих антигерманских целей. Насколько широкие круги Германии всегда сочув¬ственно относились к Венгрии, настолько в Германии невозможно вызвать дружественные чувства к Польше. Однако германская политика крайне нуждается в Польше, и потому будет сделано все, чтобы' завоевать на свою сторону Польшу, хотя бы ценой определенных жертв.

Все это органически связано с конечной целью Германии — захватом русских источников сырья. Германия очень хорошо понимает, что решение проблемы германских колоний может быть найдено не за морями, а в России. Если Германии удастся наложить руку на почти неисчерпаемые русские естественные ресурсы, тогда для нее отпадут все опасности, связанные с кон-куренцией в Европе с Англией, но одновременно будет положен конец и вся-кому влиянию Англии на континенте. Что касается Франции, то она за линией Мажино может делать все, что ей заблагорассудится. Германия преследует цель привести к власти в России национал-социалистский или аналогичный ему режим. Таким образом, Германия могла бы получить непосредственный доступ к русским сырьевым источникам, а Россия благодаря Германии могла бы в более благоприятных условиях использовать экономические воз¬можности своей территории. Ради достижения этой цели Германия установила дружественные отношения с Японией, которые не имеют существенного эко¬номического значения, и пожертвовала при этом своими весьма большими интересами в Китае.

С этой точки зрения Германия не только не может примириться с образованием враждебного блока на ее восточной границе, но, напротив, должна укреплять дружбу с соседними государствами во всех областях — военной, политической и экономической. Поэтому Германия готова пойти на далеко идущие уступки Польше, и поэтому же она нуждается в более сильной Венгрии. Перед лицом большевистской опасности на юго-востоке Европы только Венгрия может рассматриваться как прочный бастион, поскольку Румыния ни с военной, ни с экономической, ни с политической точки зрения не может явиться серьезной преградой для Москвы — главным образом из-за неурегулированности национального вопроса. Югославия же не может приниматься в расчет из-за своего географического положения. Таким образом, Германия готова в полной мере поддержать ревизионистские тре¬бования Венгрии к Румынии и Югославии, если она полностью убедится, что усилившаяся Венгрия безоговорочно присоединится к политике держав оси. В более поздний период Германия будет готова удовлетворить претен¬зии Венгрии и на Словакию, но в данный момент это невозможно ввиду наличия упомянутых польских планов. Но Германия настолько держит в своих руках Чехословакию, что в состоянии в любой момент осуществить отделение словацких территорий от чешских. До осуществления всего этого дойдет очередь лишь позже, ибо Германия пока еще имеет некоторые обязательства.

До сих пор — в связи с аншлюссом и чешским вопросом — Италия играла на руку Германии, которая без итальянской помощи не могла бы решить эти проблемы. В настоящее время помощь должна последовать со сто¬роны Германии — в деле решения испанского вопроса. Италия из-за мате¬риальных затруднений не может удовлетворить запросы Франко, эту задачу должна бы решить Англия. Но по-настоящему разрешить эту проблему может только Германия. Пока испанский вопрос не решен, не может быть и речи о дальнейших действиях.

Доводя вышеизложенное до сведения Вашего Превосходительства, хотел бы отметить, что к соображениям Мейера в целом следует относиться с учетом того, что в разных вариациях их и ранее можно было услышать из других источников, если даже не принимать во внимание, что имперский канц¬лер в беседе с г-ном министром обороны также сделал некоторый намек в этом направлении. В вышеизложенных соображениях можно заметить определен¬ную логическую связь, и лишь не совсем понятен последний абзац, касаю¬щийся предполагаемой роли Германии в испанском вопросе. Я постараюсь уточнить все это и особенно навести подробные справки относительно сообра¬жений по испанскому вопросу.

п/п Стояи,
венгерский королевский посланник.

Копия. Гос. арх., М. МИД, пол. отд., 1938—21/27-155

Документ №62 Документ №64