Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война
Венгрия и Вторая мировая война (1959)
II. Мюнхенское совещание и первый Венский арбитраж. Магда Адам Документ№23

22.

12 марта 1938 г.

ПИСЬМО ГУСТАВА ГРАЦА МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЕНГРИИ КАЛЬМАНУ КАНЯ

Дорогой друг!


Густав Грац и Болдижар Ланг. 1938г.

 

В соответствии с твоим пожеланием я осмеливаюсь в приложении направить тебе письменное изложение того, что я рассказал вчера. С искренним уважением и сердечным приветом

Густав Грац.

 

5 марта в Праге я имел беседу с президентом республики г-ном Бене-шем, а 7-го беседовал с министром иностранных дел г-ном Крофта [79] и премьер-министром г-ном Годжа. Хотя они характеризовали нынешнее положение Чехословакии как трудное, но панического настроения не проявляли. Президент Бенеш особенно, а также два других господина выражали мнение, что договор с Францией1 дает Чехословакии безусловную гарантию против любого возможного нападения со стороны Германии. По их мнению, Англия окажет такую же поддержку Чехословакии, уже хотя бы исходя из учета позиции Франции. Они не принимают в расчет возможную помощь Чехословакии со стороны России. По их словам, чешско-русский договор2 не имеет практической ценности, он явился лишь следствием франко-чешского и франко-русского3 договоров. Бенеш был уверен, что западные державы поддержат и Австрию против Германии, но говорил об этом не с такой твердостью, как о Чехословакии, мотивируя тем, что Австрия, в конце концов, не имеет договора.

По словам Бенеша, самым надежным средством обороны против Германии было бы создание треугольника Вена — Будапешт — Прага. В этом случае три страны вместе с западными державами могли бы выступить более эффективно. Он полагает, что Италия в последнее время стала поддерживать идею такого тройственного союза. В связи с выраженными мною сомнениями и возражениями он вновь и вновь уверял меня, что его мнение подкрепляется вполне определенными заявлениями итальянского посланника в Праге. Премьер-министр Годжа высказывался более скептически в отношении якобы благоприятной позиции Италии к треугольнику Вена — Будапешт — Прага.

Что касается устремлений Германии, то министр иностранных дел Крофта особенно подчеркивал свое мнение, что Германия будто не стремится к прямой аннексии Австрии. При этом он ссылался на речь Гитлера, в которой последний избегал слова «аншлюсе», а ссылался на существовавший в прошлом великогерманский союз. Из этого, а также опираясь на некоторую другую информацию, которую он не раскрыл, он сделал вывод, что Германская империя намерена установить с Австрией отношения типа федерации.

Все трое без возражений признали, что с точки зрения Чехословакии объединение Австрии с Германией или создание федерации из этих государств может создать опасную ситуацию, но они весьма надеются на французскую поддержку. На мои повторные вопросы, поставленные в прямой и обнаженной форме, что произойдет, если в случае германского нападения Франция все же не захочет или не сможет оказать помощь, мне ответили, что это совершенно исключено, но если это все же произойдет, то чешский народ, который в течение веков жил в чреве Священной Римской империи, переживет и, если придется, проживет еще пару веков в чреве новой, Германской империи. Этого взгляда особенно придерживается президент Бенеш, который во время беседы подчеркивал, что со времени крушения монархии он постоянно искал пути к соглашению с Венгрией, что он делал это во время переговоров в Брукке. Но последующие переговоры в Марианске-Лазне1, которые начались весьма благоприятно, были прерваны,— причем это было сделано не по его инициативе, а в результате действий венгерского правительства. Позднее он предпринял демарш перед Румынией и Югославией, настаивая на поддержке со стороны Малой Антанты предложения о предоставлении Венгрии займа Лигой Наций. Бенеш сослался также на визит, который он нанес в Женеве больному графу Бетлену (дату он не указал даже приблизительно). В беседе с ним он опять-таки проявил готовность к сближению. После провала плана австро-германской таможенной унии он предложил Аппоньи [80] начать подготовку к сближению двух стран путем заключения экономических соглашений. В прошлом году Бенеш вновь самым активным образом добивался создания условий для продолжения переговоров по вопросу о признании равноправия Венгрии в военной области и урегулирования положения национальных меньшинств. Эти переговоры в свое время не привели к результатам лишь потому, что Татареску [81] хотел дождаться исхода выборов, на которых он затем потерпел поражение.

Особенно подробно Бенеш высказался по вопросу о нацменьшинствах. Он сказал, что ни под каким предлогом не согласится сделать вопрос о нацменьшинствах предметом международных соглашений, но намерен найти удовлетворительное решение этого вопроса. Согласно его планам, все национальности, проживающие в Чехословакии (судетские немцы, словаки и венгры,— русинов он не упомянул), получат полную автономию в делах просвещения, здравоохранения (hygiene pubiique) и транспорта (имея при этом в виду как шоссейные, так и железные дороги). Национальные меньшинства через свои соответствующие организации смогут совершенно самостоятельно решать вопросы, относящиеся к указанному комплексу, а также самостоятельно распоряжаться выделенными им на эти цели государственными ассигнованиями. По его словам, упомянутые права идут дальше, чем права на национальную автономию в Эстонии, поскольку там речь идет только об автономии в вопросах культуры. Он не желает делать эту реформу предметом международной сделки, но добьется, чтобы этот вопрос был удовлетворительно решен Чехословакией по собственному волеизъявлению.

По вопросу о равноправии в военной области, который затронули все* три господина, я высказался в том смысле, что уступка в этой области могла бы иметь большую ценность несколько лет тому назад, но в настоящее время она не имеет большого значения. В беседе с г-ми Крофта и Годжа я сослался на речь премьер-министра Дарани в Дьёре1, которая еще не была произнесена в момент визита к Бенешу. Я указал, что, как вытекает из этого выступления, в области военной подготовки мы можем добиться всего необходимого и без формального признания равноправия2. Как Крофта, так и Годжа заявили, что они приняли к сведению содержание дьёрской речи и не намерены в каком-либо отношении на нее реагировать. Годжа добавил, что ведь и Чехословакия должна учитывать, что вследствие германской экспансии Венгрия нуждается в некоторых военных приготовлениях. Вместе с тем и Крофта и Годжа заявили, что в случае, если Венгрия формально заявит об отказе от соблюдения упомянутых статей мирного договора, то они не смогут оставить это без протеста.

По вопросу об экономических отношениях Бенеш сказал, что одним из последствий венгеро-чешского таможенного конфликта3 были те немногочисленные случаи, когда он не мог отстоять свою точку зрения перед чешскими политическими партиями. Он любой ценой хотел избежать таможенного конфликта, но давление чешских аграриев было слишком велико и, в конце концов, пришлось отступить. Бенеш не опроверг моего возражения по поводу того, что экономические интересы в свое время делали невозможным политическое сближение и что оно еще меньше возможно теперь, когда вследствие политики автаркии, проводимой обеими странами, возможности для экономической кооперации еще более сузились. Годжа, который вновь стал ратовать за свой известный экономический план4 и заявил, что не прекратит деятельность в интересах его реализации, также не мог привести убедительные аргументы против моего вышеприведенного высказывания. Резюмируя положение в целом, я сказал, что не вижу перспектив для сближения двух стран, ибо нет достаточной общности экономических интересов. Вопрос о равноправии в военном отношении отпадает, а вопрос о нацменьшинствах не является подходящей базой для действий по сближению. Ведь нельзя ставить вопрос так, что только сближение может спасти нацменьшинство от полной гибели, да к тому же, согласно позиции самих чешских господ, этот вопрос нельзя сделать предметом международных переговоров.

Таким образом, резюмировал я, не представляется другой возможности, кроме соответствующего решения вопроса о границах. Все три собеседника отклонили этот мой тезис. Мягче всех высказался Бенеш, который сказал, что если между Чехословакией и Венгрией действительно установились бы тесные отношения, то в будущем могла бы появиться возможность для разрешения самых деликатных вопросов с учетом пожеланий венгерской стороны. Министр иностранных дел решительно и без всякой аргументации назвал вопрос о ревизии границ не подлежащим рассмотрению. Годжа также сказал, что этот вопрос не может быть предметом для обсуждения, ибо немыслимо, чтобы Чехословакия уступила территории сравнительно слабой Венгрии и отказалась отдать территории, на которые претендует могущественная Германия.

В одной фразе, сказанной не помню в какой связи и как бы между прочим, Бенеш упомянул, что в последнее время отношения между странами Малой Антанты действительно ослабли и что он считает своей ближайшей задачей вновь укрепить узы, связывающие три страны.

Кроме того, в какой-то связи он упомянул, что прогерманская ориентация югославов, и особенно Стоядиновича, в последнее время заметно ослабла.

Говоря о венгерском правительстве, Бенеш и Крофта высказались в том смысле, что в прошлом году они замечали стремление к сближению с венгерской стороны, однако за последние недели позиция венгерского правительства вновь стала жесткой.

Оригинал. Гос. арх., М. МИД, пол. отд., 1938—7—1455.


1 Чехословацко-французский договор был подписан Бенешем и Пуанкаре 25 января 1924 г. По своему существу договор носил политический и военный характер и был рассчитан обеспечить незыблемость версальской системы. Тем самым Франция поставила Чехословакию под свой контроль.

2 16 мая 1935 г. между Советским Союзом и Чехословакией был заключен договор о взаимной помощи. Текст договора, по существу, аналогичен франко-советскому договору о взаимопомощи, подписанному 2 мая 1935 г. По просьбе чехословацкого правительства в п. 2 протокола о подписании договора было указано, что обязательства взаимной помощи между сторонами будут действовать, «лишь поскольку при наличии условий, предусмотренных в настоящем договоре, помощь стороне — жертве нападения будет оказана со стороны Франции». Таким образом, франко-советский и советско-чехословацкий договоры превратились в трехстороннее соглашение.

3 2 мая 1935 г. Советский Союз и Франция заключили договор о взаимопомощи. По договору стороны взаимно обязались оказывать друг другу немедленную помощь и поддержку в случае неспровоцированного нападения со стороны какого-либо европейского государства.

1 14 марта 1921 г. в Брукке начались венгеро-чехословацкие переговоры, в которых принимали участие премьер-министры Бенеш и граф Пал Телеки, а также министр иностранных дел Венгрии Густав Грац. 24 июня 1921 г. переговоры были продолжены в Марианске-Лазне. Переговоры, на которых обсуждался вопрос о нормализации отношений между двумя странами, не привели к положительным результатам.

ельственную программу вооружения страны. В мае 1938 г. парламент придал этой программе силу закона, согласно которому 1 млрд. пенге ассигновался на развитие армии. Программа в первую очередь имела целью военную подготовку против Чехословакии.

2 Трианонский мирный договор ограничивал вооружение Венгрии. В 1924 г., получая заем от Лиги Наций, венгерское правительство обязалось соблюдать условия, ограничивающие вооружение страны. Вопреки этому, Венгрия, обходя контроль Лиги Наций, продолжала вооружаться, причем этот процесс особенно усилился после того, как Германия и Австрия односторонне и без последствий отказались от ограничений в вооружении.

3 15 декабря 1930 г. чехословацкое правительство денонсировало заключенное ранее с Венгрией торговое соглашение и существенно повысило таможенные тарифы на венгерские сельскохозяйственные товары, что вызвало серьезные разногласия между чехословацким и венгерским правительствами. Венгеро-чехословацкая таможенная война привела к усилению экономического влияния Германии в Венгрии.

4 Чехословацкий премьер-министр Милан Годжа в 1935 г. подготовил план эконо­мического сближения стран Малой Антанты и Римского пакта, который имел также и поли­тические аспекты. Путем экономического сближения центральноевропеиских государств он хотел создать противовес экспансионистским стремлениям Германии в сторону Юго-Восточной Европы; одновременно план имел также антисоветскую направленность. Из-за решительного сопротивления Германии и Венгрии план Годжа не был осуществлен.

II. Мюнхенское совещание и первый Венский арбитраж. Магда Адам Документ№23