Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война
Венгрия и Вторая мировая война (1959)
Документ №20 II МЮНХЕНСКОЕ СОВЕЩАНИЕ И ПЕРВЫЙ ВЕНСКИЙ АРБИТРАЖ

21.

Бургос, 5 мая 1938 г.

СООБЩЕНИЕ ПОВЕРЕННОГО В ДЕЛАХ ВЕНГРИИ В БУРГОСЕ АНДОРА ВОДИАНЕРА МИНИСТРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЕНГРИИ КАЛЬМАНУ КАНЯ

11/ро1.

Секретно!

Как я уже осмеливался почтительно докладывать Вашему Превосходи­тельству по телеграфу, генерал Франко в качестве главы государства 23-го числа прошлого месяца принял меня с визитом вежливости.

Вначале я передал генералу боевой товарищеский привет от Его Высо­копревосходительства г-на регента, хотя я и не имел на то указаний. По моему мнению, это надо было сделать, и я не думаю, что, поступив так, я действовал вопреки высочайшим намерениям. Разумеется, это «послание» я облек в надлежащую форму и прежде всего постарался подчеркнуть безусловно существующую параллель между исторической ролью Его Высокопревосхо­дительства г-на регента и генерала Франко.

Говоря о внутриполитических вопросах, генерал Франко определил своей важнейшей задачей полнре искоренение большевизма. Кроме того, он кратко осветил свои корпоративные планы, имеющие сильно клерикальную окраску. Обратило на себя внимание следующее: как и во всех других случаях, когда генерал говорит с иностранцами об испанских внутриполитических проблемах, он — и на этот раз особо — подчеркнул, что будущая испанская конституция будет по своему характеру целиком испанской и не включит идей, импортированных из других стран. На мой взгляд, осуществить это трудно, но, во всяком случае, слова генерала Франко свидетельствуют о том, насколько испанцы чуждаются даже видимости иностранного влияния.

Что касается внешнеполитических вопросов, то, как я уже сообщил в соответствующей телеграмме, я обратился к главе государства с просьбой, чтобы руководимое им правительство в случае необходимости косвенно под­держивало интересы Венгрии, подобно тому как мы косвенно поддерживали национальное движение, например, тем, что прекратили торговлю с террито­рией, находящейся под господством красных, тем, что неизменно занимали благоприятную для националистов позицию на международных конференциях, обсуждавших испанские дела, и т. д. Заслуживает внимания ответ на поставленный мною вопрос. Генерал заявил, что после окончания гражданской войны национальное испанское правительство покончит с внешнеполитической пассивностью прежних режимов и будет проводить активную великодержавную политику. Таким образом, его правительство будет подавать свой голос при разрешении важнейших европейских проблем и оказывать при этом свое влияние. Развивая свою мысль, генерал сказал, что в будущем Венгрия может рассчитывать на косвенную поддержку национальной Испании. Следует отметить, что генерал ясно представлял себе, что под выражением «в случае необходимости» я имел в виду возможную ликвидацию Чехословакии.

Перейдя к военным вопросам, генерал прежде всего постарался дать разъ­яснения по поводу двух наиболее крупных поражений (Мадрид и Гвадалахара). В ноябре 1936 г. он мог захватить Мадрид только в том случае, если бы защищающие город красные войска вступили с ним в бой вне города. Но они этого не сделали. А брать Мадрид штурмом или же занимать улицу за улицей не представлялось возможным из-за недостатка сил. Кроме того, уличные бои потребовали бы неоправданных человеческих и материальных жертв. Впрочем, добавил генерал, Мадрид не имеет никакого стратегического значения и он не придает значения его захвату в ближайшее время. Более того, если бы сегодня Миаха [61] по серьезным стратегическим соображениям эвакуировал город, то это создало бы ему (генералу Франко) только трудности, поскольку пришлось бы взять на себя заботу о снабжении примерно одного миллиона человек при наличии больших транспортных затруднений. Что касается сражения под Гвадалахарой, то в качестве причины поражения генерал, помимо неблагоприятного изменения погоды во время наступления, сослался на слабую военную подготовку итальянских солдат, присланных ему в помощь.

Генерал, разумеется, не касался своих дальнейших планов, а я не задавал нескромных вопросов.

В заключение да будет мне позволено отметить, что я нашел генерала Франко, которого, между прочим, имел честь лично знать в Мадриде еще до гражданской войны, в бодром состоянии и отличном здоровье, и это несмотря на непрерывную напряженную работу в течение 20 месяцев,— ведь он в одном лице и глава государства, и премьер-министр, и активный главнокомандующий.

Водианер,

венгерский королевский поверенный в делах.

Оригинал. Гос. арх., М. МИД, пол. отд., 1938—29/7—1621.

Документ №20 II МЮНХЕНСКОЕ СОВЕЩАНИЕ И ПЕРВЫЙ ВЕНСКИЙ АРБИТРАЖ