Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война  
Венгрия и Вторая мировая война (1959)  
Документ №8 Документ №10

9.

Будапешт, 11 октября 1936 г.

ЗАПИСЬ БЕСЕДЫ МИНИСТРА ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЕНГРИИ КАЛЬМАНА КАНЯ С ПРЕМЬЕР-МИНИСТРОМ ПРУССИИ ГЕРИНГОМ

1936. október
Magyar Világhíradó 660.
Памяти Дьюлы Гёмбёша и его похороны
Gömbös Gyula holttestének hazahozatala és temetése

Секретно!

На ужине в Национальном казино в день похорон усопшего премьер-министра Дьюлы Гёмбёша я имел длительную беседу с премьер-министром Пруссии Герингом, существо которой сводится к следующему.

 По австрийскому вопросу, то есть о германо-австрийском соглашении от 11 июля, премьер-министр Геринг высказался примерно так же, как и барон Нейрат [34] во время визита в Будапешт, состоявшегося в сентябре. Геринг заявил, что Гитлер сдержит свое слово, не будет осложнять внутриполитическое положение в Австрии и не прибегнет к силе, «хотя двух дивизий было бы достаточно, чтобы захватить Австрию в самый короткий срок». Это, естественно, не означает, что Германия окончательно отказывается от Австрии. Этой до мозга костей германской стране рано или поздно придется в какой-либо форме присоединиться к империи. Муссолини следует понять, что он не сможет вечно разыгрывать роль покровителя независимой Австрии и что коренные интересы Италии, положение которой осложняется притязаниями к Англии, настоятельно требуют добиваться поддержки Германии и союза с ней в предстоящей германо-английской войне.

Он сослался на поездку сэра Самуэля Хора [35], Дафф-Купера [36] и английского короля по Средиземному морю, на колоссальный рост вооружения Англии, а также на ее явное стремление заручиться дружбой Югославии, Греции и Турции в борьбе против Италии.

Он расхваливал также присутствовавшего здесь графа Чиано, называя его «парнем что надо».

О Чехословакии Геринг отозвался очень пренебрежительно. «Мы не потерпим, чтобы исконная немецкая Судетская область истекала кровью под чешским господством». По словам Геринга, разгром Чехословакии будет нетрудной задачей. Правда, в настоящее время чехи возводят большие укрепления на германской границе, что замедлит продвижение германских войск внутрь страны. Но Германия никоим образом не изменит своих планов в отношении Чехословакии.

О Югославии Геринг вновь говорил в самом положительном духе и отнюдь не скрывал, что примирение и сотрудничество с ней является его кровным делом. «Вы, вероятно, не предполагаете, как далеко продвинулись вперед наши переговоры в Белграде»,— сказал он, пояснив при этом, что Стоядинович преисполнен решимости выйти со временем из Малой Антанты. Разумеется, он должен действовать осторожно и с оглядкой, поскольку со стороны союзников уже имеют место обвинения в вероломстве.

Затем премьер-министр Пруссии рассказал, что английский король, который оказывает большое влияние на регента Павла, делает все, чтобы не допустить установления дружественных отношений Югославии с Италией и Венгрией. К сожалению, продолжал премьер-министр, это обстоятельство в последнее время отрицательно сказалось на германо-югославских отношениях. Но Геринг все же не отказался от надежды в конце концов привлечь Югославию на сторону Германии.

Румынии Геринг в настоящее время доверяет не более, чем барон Нейрат. Он предполагает, что явно профранцузскнй курс сохранится в этой стране и после падения Титулеску [37].

 Позиция Польши со времени поездки Рыдз-Смиглы [38] в Париж настораживает Берлин, но Геринг рассчитывает, что серьезная угроза со стороны Советской России в конце концов заставит все же Польшу присоединиться к Германии в борьбе против большевизма.

Геринг, который все еще опасается чрезмерного итальянского влияния в Венгрии, между прочим, спросил меня, правда ли, что итальянский посланник в Будапеште Колонна делает все от него зависящее в целях ослабления германского влияния в Венгрии?

Я ответил, что Колонна является выдержанным, уравновешенным и неспособным на какие-либо интриги человеком и что он вообще непригоден для выполнения подобных задач. Было время, продолжал я, когда итальянцы ревниво относились к немцам. Два года назад в Риме Муссолини и статс-секретарь по иностранным делам Сувич [39] упрекали меня за якобы слишком прогерманский курс. После этого я разъяснил Муссолини главные мотивы венгерской политики в отношении Германии и заявил, что пока я остаюсь министром, то наряду с горячей дружбой в отношении Италии я буду придерживаться также прогерманского курса, от которого буду вынужден отказаться лишь в том случае, если замечу, что Берлин не придает значения дружбе с Венгрией. Глава итальянского правительства проявил большое понимание в отношении изложенной мною позиции, и, как явствует из нынешней обстановки, теперь и он сам уже придает весьма большое значение дружбе с Германской империей.

Смерть премьер-министра Гёмбёша произвела глубокое впечатление на Геринга. «Мы так были к нему расположены»,— повторил он несколько раз в ходе беседы. Он выразил опасение по поводу того, что после смерти Гёмбёша как внутренняя, так и внешняя политика Венгрии претерпит существенное изменение. Пытаясь его успокоить, я сказал, что, возможно, Дарани [40] с меньшим размахом, но наверняка с тем же упорством и решимостью как во внутренних делах, так и в области международных отношений будет придерживаться того курса, благодаря которому Гёмбёш снискал популярность в Германии.

 

Копия. Гос. арх., М. МИД, пол. отд., 1936—20/25—4087.

Документ №8 Документ №10