Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война
Венгрия и Вторая мировая война (1959)
ОКОНЧАНИЕ
 

     Редакция литературы по историческим  наукам
 

ПРЕДИСЛОВИЕ К РУССКОМУ ИЗДАНИЮ*

 *Прошу Вас учитывать, данная книга опубликована в 1958 году!

В братской семье народов великого содружества социалистических стран находится талантливый и трудолюбивый венгерский народ. Его преданность социализму доказана в огне великих классовых битв. Рабочие Венгрии всегда находились в боевых рядах международного революционного движения. В марго 1919 г. они показали свою непреклонную решимость идти по тому пути, который открыли для трудящихся всего мира революционные рабочие и крестьяне России, руководимые великой ленинской партией.

Именно тогда, в самый трудный для молодой Советской республики год, венгерский пролетариат сбросил власть помещиков и буржуазии, создал свою Венгерскую Советскую республику. 133 дня ее героической истории имели выдающееся мировое значение. Это был серьезный удар по капитализму, реальная помощь Советской России, отбивавшей натиск иностранных интервентов и белогвардейцев. Самоотверженная борьба венгерских трудящихся вызвала восхищение пролетариата всего мира, значительно способствовала развитию его революционного самосознания. Опыт Венгерской Советской республики, научно обобщенный В. И. Лениным, стал достоянием всех коммунистических и рабочих партий, их оружием в борьбе за социализм.

Вооруженная интервенция Англии, США и Франции, в условиях когда Советская Россия не могла оказать надлежащей помощи своему венгерскому собрату, привела к поражению Венгерской Советской республики. Территория страны стала царством жесточайшего контрреволюционного террора, ареной кровавой расправы озверелых бандитов над лучшими сынами и дочерьми венгерского народа. Современники и очевидцы событий тех дней говорили, что Венгрия покрылась необозримым лесом виселиц, стала грандиозным моргом, в котором находились тела до неузнаваемости изуродованных жертв контрреволюции. В конце 1919 г. в Венгрии был установлен фашистский режим во главе с диктатором Хорти. Внутренняя политика хортистского режима была исполнена ненависти и страха перед народом, революционные стремления которого не составляли тайны для властей. Фашистская диктатура обеспечивала всевластие крупных помещиков и капиталистов с помощью самых свирепых расправ с любыми проявлениями законных стремлений масс к свободе и демократии. Идеология фашизма стала официальной идеологией государственных властей, насаждавшейся всеми средствами. Выдающиеся деятели венгерской науки и культуры, отказывавшиеся служить звериной идеологии фашизма, либо эмигрировали, либо были уничтожены хортистами.

Экономическое развитие страны, остававшейся аграрно-индустриальной, протекало крайне медленно. В сельском хозяйстве преобладали полуфеодальные отношения. В промышленности и банках большую роль играл иностранный капитал, постепенно подчинявший себе важнейшие отрасли экономики Венгрии. Внешняя политика хортистского режима была прямым продолжением его внутренней политики. Она отличалась крайней контрреволюционностью. Хорти открыто похвалялся своим опытом палача и душителя революции, предлагал свои услуги по организации кровавых расправ с трудящимися. Хортистская Венгрия была непременным участником антисоветских сговоров и интриг, неизменно фигурировала в планах организации новых военных походов империалистических держав против СССР.

Помимо классовой ненависти венгерских помещиков и капиталистов к Советскому Союзу, ими руководило стремление к обширным территориальным приобретениям. Они вынашивали планы реванша за поражение в первой мировой войне, ревизии Трианонского договора, расширения территории Венгрии за счет соседних стран Центральной и Юго-Восточной Европы. Реальные силы, которыми располагали правящие круги Венгрии, не соответствовали их вожделениям. Уже это одно обстоятельство превращало хортистскую Венгрию в хищника, рассчитывающего на остатки добычи более крупных зверей. Но было и другое обстоятельство, толкавшее правящие круги страны к сближению с главными империалистическими державами. Дело в том, что фашистский режим в Венгрии, созданный в борьбе с пролетарской революцией, отнюдь не был прочным. Это вынуждало венгерскую реакцию, пришедшую к власти в результате интервенции империалистических держав, к дальнейшему сближению с ними.

Оторванность венгерских правящих классов от народа, их глубочайшая враждебность трудящимся массам вынуждала хортистов искать опоры вне страны. Империалистические державы пользовались этим, все более подчиняя себе экономику и политику Венгрии. Но поскольку в лагере самих империалистических держав протекала острая взаимная борьба, правящие круги Венгрии вели бесстыдный торг своей страной, продавая ее услуги, ее экономику и политику тем, кто был в состоянии подороже заплатить и побольше обещать.

В борьбе за Венгрию превосходство оказалось на стороне гитлеровской Германии. Помимо того, что у немецких фашистов и венгерских хортистов оказалось налицо далеко идущее «родство душ», германские империалисты не скупились на обещания территориальных подачек Венгрии, отнюдь не собираясь выполнять свои обещания. В экономике Венгрии возрастало влияние германского капитала. В результате к началу второй мировой войны хортистская Венгрия оказалась прикованной к военной колеснице гитлеровской Германии, стала ее самым верным сателлитом. «Однако,— говорит Н. С. Хрущев,— в сердцах венгерских рабочих, крестьян и прогрессивной интеллигенции продолжал гореть огонь идей социализма. Никакие фашистские зверства не смогли подавить в венгерском народе стремления к свободе, к освобождению от гнета капитализма и ненавистных цепей фашизма. Этот огонь освободительной борьбы разгорелся ярким пламенем в апреле 1945 года, когда в результате побед Советской Армии венгерский народ получил возможность сбросить со своих плеч ненавистные хортистские порядки и кровавую диктатуру фашизма, взять власть в свои руки, обрести, наконец, долгожданную свободу и независимость»[1].

Освобожденная Венгрия, встав на путь социалистического строительства, совершала огромный скачок вперед в развитии экономики, повышении материального уровня жизни трудящихся, в области науки и культуры. Она стала равноправным членом содружества социалистических стран, основанного на священных принципах пролетарского интернационализма.

Успешно развивается в народной Венгрии и историческая наука. Венгерские историки опубликовали ряд важных исследований и документальные материалы по истории своей страны. Они раскрыли всю внутреннюю гнилость хортистского режима, показали неизбежность и закономерность победы социалистической революции в Венгрии.

Большой интерес представляет и книга «Венгрия и вторая мировая война». В ней собраны важные, впервые публикуемые документы. Каждая из ее девяти глав открывается вводной статьей. В этих статьях даются не только необходимые комментарии к публикуемым документам, но и воссоздается на строго научной основе вся картина венгеро-германских отношений с 1933 г. по 1945 г.

Перед читателем раскрываются позорные сделки хортистов с гитлеровцами, их попытки запродать будущее своей страны также американским и английским империалистам, полная беспринципность правящих кругов Венгрии. Многие акты национального предательства, совершенные хортистами в годы второй мировой войны, были до сих пор неизвестны и впервые обнародованы в тех документах, которые приведены в книге «Венгрия и вторая мировая война». Как свидетельствуют материалы этой книги, венгерская реакция встала на путь союза с германским фашизмом сразу же после захвата власти гитлеровской кликой. Она не только поспешила оказать поддержку этой клике, но и предложила ей свои услуги. Буквально через день после установления в Германии фашистской диктатуры премьер-министр Венгрии Дьюла Гёмбёш поручил своему министерству иностранных дел передать Гитлеру пожелания успеха, подчеркнуть «общность принципов и мировоззрения», предложить далеко идущее сотрудничество в области внешней политики и экономики (стр. 57).

Выражая коренные интересы венгерского трудового народа, Коммунистическая партия Венгрии неоднократно предупреждала о той опасности, которую создает для независимого существования страны сближение ее правящих кругов с гитлеровской Германией. Она призывала к созданию оборонительного союза государств Европы против германского империализма и его захватнических вожделений, к заключению договора с Советским Союзом. «Самым лучшим средством защиты страны,— заявляла коммунистическая партия,— является заключение пакта о ненападении с Советским Союзом» {стр. 52). Но правящие круги Венгрии неизменно оставались глухими к требованиям народных масс, к голосу рассудка.

Публикуемые в первой главе документы свидетельствуют, что каждый акт агрессии, совершавшийся Германией и Италией, встречал поддержку хортистской Венгрии. Венгерское правительство заявило о своей «солидарности» с Италией, напавшей на Эфиопию. Оно сделало все, что только могло, для поддержки итало-германской интервенции против республиканской Испании. Как отмечается в вводной статье к первой главе, «Венгрия была первым государством, признавшим фашистскую диктатуру Франко и установившим дипломатические отношения с контрреволюционным правительством» (стр. 49). Правящие круги Венгрии помогли и захвату Германией Австрии, вероломно нарушив свои обязательства по австро-венгерскому договору о дружбе. Но с особенной силой сказалась позорная роль правящих кругов Венгрии как пособников и соучастников немецко-фашистской агрессии в те месяцы, когда решалась судьба Чехословакии.

Вводные статьи к первой и второй главам, а также документы этих глав раскрывают тактику гитлеровской дипломатии в отношении Венгрии. Предложив Германии свое сотрудничество, венгерское правительство сразу же высказало свои намерения осуществить территориальные захваты за счет соседних стран. Но германское правительство имело свои соображения и поэтому не поддержало эти планы.

Тактика немецко-фашистской дипломатии сводилась к следующему. С одной стороны, чтобы не потерять венгерского союзника, правительство Германии обещало ему обширные территориальные приобретения. С другой стороны, германские империалисты сами претендовали на многие из тех территорий, на которые зарились венгерские захватчики.

Но даже и не в этом заключалась суть дела. Германские империалисты боялись, как бы в странах Восточной и Юго-Восточной Европы не сказали свое слово народные массы, стремившиеся к защите своей национальной независимости и готовые принять руку помощи, которую протягивал им Советский Союз. Они боялись авторитета советской внешней политики, влиявшей на народы малых (и больших) стран. Вот почему, пообещав Венгрии часть Чехословакии, Германия одновременно настойчиво рекомендовала Венгрии не только не обострять отношений со странами Юго-Восточной Европы, но, напротив, сблизиться на время с Югославией и Румынией. Венгрия согласилась с предложенным ей маневром, однако не без колебаний.

Эти колебания были обусловлены тем, что правящие круги Венгрии далеко не были уверены в успехе политики Германии в отношении Чехословакии. Они понимали, что если Чехословакия будет защищаться против германской агрессии и получит в этом помощь Советского Союза, то гитлеровскую Германию постигнет полная катастрофа, которая отзовется и на ее союзниках. Колебания Венгрии закончились тогда, когда для ее правительства стала очевидной предательская в отношении Чехословакии позиция правительств Англии и Франции, поддерживавшаяся Соединенными Штатами, а также капитулянтская позиция крупной чешской буржуазии. По мере того как правительства западных стран отступали в чехословацком вопросе, возрастала наглость не только германских фашистов, но и их венгерских сателлитов.

В этом отношении большой интерес представляет письмо временного поверенного в делах Венгрии в Англии Ференца Мароши, сообщавшего своему министру иностранных дел о результатах миссии в Англию личного адъютанта Гитлера Видемана. Встретившись с венгерским поверенным в делах, Видеман заявил ему об успехе своей миссии, обусловленном тем, что в английских «правительственных кругах по-прежнему сохраняется склонность к компромиссу». Видеман говорил далее, что «разрешение чешского вопроса в соответствии с германскими намерениями не натолкнется с английской стороны на действительно непреодолимые препятствия принципиального характера, однако необходима величайшая осторожность в отношении методов действий. Англия против вооруженного выступления, но не возражает, если Германия иными средствами осуществит свои цели» (стр. 156—157). На вопрос: какими иными средствами? — Видеман получил от официальных английских лиц недвусмысленный ответ, в краткой, но циничной формуле которого содержалось существо политики Англии в отношении национальной независимости малых стран Европы в те годы: «Стрелять нельзя, но душить — пожалуйста!» (стр. 158).

Правительства Англии, Франции и США не ограничивались тем, что давали советы Германии, как ей получше расправиться с Чехословакией. Англия и Франция, поддерживаемые США, явились и прямыми соучастниками этой расправы, подписав с Германией и Италией соглашение в Мюнхене. В дополнительной к этому соглашению декларации говорилось об удовлетворении венгерских территориальных притязаний к Чехословакии. Венгерская реакция ликовала. Хорти направил Гитлеру верноподданическое благодарственное письмо, текст которого приведен среди документов второй главы сборника.

Вопрос о том, какую часть Чехословакии получит Венгрия, был решен Германией и Италией, взявшими на себя роль арбитров, в Вене 2 ноября 1938 г. Венский арбитраж передал Венгрии часть Закарпатской Украины и южные районы Словакии. «За эти успехи,— говорится в водной статье ко второй главе,— венгерскому народу пришлось заплатить громадную цену... После первого Венского арбитража венгерские правящие круги все более раболепно следовали указаниям гитлеровского правительства, все более беспощадно преследовали всякую прогрессивную мысль, погрязали в болоте расовых преследований и постепенно расчистили путь для активизации венгерских нацистов внутри самой Венгрии» (стр. 139).

Вопрос об участии Венгрии в расчленении Чехословакии имел настолько большое значение в истории подготовки и развязывания второй мировой войны, что редакция сборника посвятила ему и особую, третью главу. В третьей главе перед читателем раскрываются некоторые, до сих пор неизвестные факты венгеро-германских отношений 1938—1939 гг.

Правительство Венгрии не удовлетворилось решениями Венского арбитража. Оно стремилось к захвату всей Закарпатской Украины и даже угрожало применением вооруженной силы. Но правительство Германии имело свои виды на Закарпатскую Украину. Оно быстро охладило пыл своего венгерского союзника, направив ему ноту, в которой говорилось: «Германское правительство указывает на те серьезные опасности, которые, как оно полагает, могут возникнуть в случае вооруженного вторжения в Карпатскую Украину, и заявляет, что ответственность в случае неудачного исхода такого рода действии целиком ложится на Венгрию» (стр. 243).

С конца ноября 1938 г. по первую половину марта 1939 г. между Венгрией и Германией происходил самый неприглядный империалистический торг. В этом торге полностью раскрылась сущность отношений между большими и малыми империалистическими хищниками. Германское правительство-соглашалось бросить очередную подачку за чужой счет своему венгерскому союзнику, но лишь при условии серьезной компенсации с его стороны. Подобную компенсацию оно усматривало в таких политических уступках, которые еще прочнее привязали бы Венгрию к Германии.

В вводной статье к третьей главе дается следующее объяснение согласию германского правительства на передачу Закарпатской Украины Венгрии: «Делая этот шаг, Гитлер в первую очередь руководствовался военно-стратегическими соображениями — венгерское нападение облегчало ему аннексию Чехословакии. Кроме того, в расчетах Гитлера, несомненно, определенную роль играли соображения о том, что уступки клике Хорти еще более привяжут Венгрию к Германии» (стр. 215). Нам представляется, что это объяснение неполно. Вопрос о Закарпатской Украине имел в то время еще одну сторону, о которой шла речь на XVIII съезде нашей партии. Пока гитлеровцы рассчитывали начать вторую мировую войну с нападения на СССР, захват Закарпатской Украины рассматривался ими как начало большого военного похода на украинские земли. В то время и реакционная печать Англии и США рекомендовала гитлеровцам «присоединить» советскую Украину к Закарпатской Украине. Когда же среди германских империалистов взяло верх то течение, которое предлагало начать поход за мировое господство с войны против западных держав, гитлеровцы решили не принимать в расчет уже подготовленный ими повод для войны против СССР и согласиться с передачей Закарпатской Украины Венгрии.

Торг между Германией и Венгрией завершился в середине января 1939 г. во время визита к Гитлеру венгерского министра иностранных дел графа Чаки. Представитель Венгрии заверил главаря немецких фашистов, что он «может рассчитывать на Венгрию как на самого преданного друга», В ответ Гитлер с раздражением стал упрекать венгерское правительство в черной неблагодарности, «с которой трудно примириться такой великой державе, как Германия» (стр. 262). Эту неблагодарность он усматривал в том, что правительство Венгрии пыталось действовать по своему усмотрению, не следуя с рабской покорностью за Германией, не порывая своих связей с Англией и Францией. Гитлер же открыто требовал полной солидарности венгерского правительства с его захватническими планами как на Востоке, так и на Западе.

Он предъявил также требование, чтобы Венгрия вышла из Лиги Наций и согласилась участвовать .в антикоминтерновском пакте. Чаки покорно согласился принять все предъявленные ему требования, хотя они лишали Венгрию важной части ее суверенных прав.

Правительство Венгрии не вняло тем справедливым предупреждениям, которые ему своевременно были сделаны Советским Союзом. Еще до поездки Чаки в Берлин, 9 января 1939 г., Советское правительство заявило Венгрии о имеющихся у него достоверных сведениях, что «некоторые государства предпринимают попытки вовлечь Венгрию в так называемый антикоминтерновский пакт. Этот пакт не имеет никакого отношения к Коминтерну и идеологической борьбе. Этот пакт является политическим соглашением, которое преследует агрессивные цели в отношении некоторых миролюбивых государств, в том числе и Советского Союза» (стр. 260). Советское предупреждение, продиктованное интересами борьбы за мир, было проникнуто и заботой о судьбе венгерского народа и его суверенитета.

Учитывая, что венгерское правительство не учло сделанного ему с советской стороны предупреждения и в результате визита Чаки еще более подпало под иностранное влияние, правительство СССР приняло решение закрыть свою миссию в Будапеште, потребовав отзыва венгерской миссии из Москвы.

Захват Венгрией Закарпатской Украины в марте 1939 г. свидетельство вал, что новый венгеро-германский сговор вступил в силу. Но в отношениях Германии и Венгрии вскоре возникли новые серьезные трения. На протяжении 1938 г. и в начале 1939 г. венгерская реакция выступала в тесном союзе с польской реакцией. До определенного времени этот союз не беспокоил правящие круги Германии. Но когда германские империалисты приняли решение осуществить вооруженное нападение на Польшу, позиция Венгрии перестала их удовлетворять, тем более что правительство последней, несмотря на заверения, данные Чаки Гитлеру, не порывало своих связей с Англией, соглашаясь помочь ее правительству в «мирном решении» германо-польских проблем.

В четвертой главе книги «Венгрия и вторая мировая война» публикуется запись беседы, имевшей место в Берлине между венгерским посланником Стояи и послом Англии Гендерсоном. Эта беседа является еще одним важным документом, раскрывающим подлинную позицию Англии в те месяцы, когда протекали англо-франко-советские переговоры. Гендерсон изложил своему собеседнику план английского правительства: удовлетворить мирным путем требования Германии к Польше, заставить польское правительство принять все германские требования, придерживаться дружественной политики в отношении Германии, объединяясь с ней против восточного соседа Польши. При этом Гендерсон «назвал армию германской империи самой сильной и самой боеспособной в мире и так же высоко отозвался о ее оснащении» (стр. 312). Гендерсон предложил Венгрии взять на себя роль посредника между Германией и Польшей, чтобы помочь осуществлению изложенного им плана. При этом посол дал ясно понять, что возможность тесного союза между Англией и Германией отнюдь не исключена.

ОКОНЧАНИЕ