Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война  
Венгрия и Вторая мировая война (1959)  
Документ №111 Документ №112

V.Второй Венский арбитраж

Иштван Чаки подписывает протокол Второго Венского арбиртража

В ходе наступления на Западном фронте Германия за несколько недель захватила Норвегию; Данию, Голландию, Бельгию и Францию. Венгерское правительство считало, что пришло время для осуществления главного требования его программы пересмотра границ, когда можно, наконец, настоять на удовлетворении своих территориальных претензий к Румынии.

Телеки, запутавшись в заколдованном кругу венгерских империали-стических притязаний, считал Венгрию важным фактором политики оси, по крайней мере в Юго-Восточной Европе; он рассчитывал на поддержку реви-зионистских требований Венгрии со стороны Германии. В апреле 1940 г. он послал Гитлеру письмо, в котором предлагал созвать совещание предста-вителей германского, итальянского и венгерского правительств для обсу-ждения вопроса о нападении на Румынию, (112). Однако Гитлер отклонил предложение Телеки и призвал венгерское правительство соблюдать уме-ренность. Гитлер не отводил какох1-либо особой роли. Венгрии, равно как и Румынии; и Венгрию и Румынию он рассматривал как сферу германских интересов. Он использовал венгеро-румынские противоречия таким образом, чтобы в наибольшей степени подчинить экономические ресурсы двух стран и их политику интересам Германии. Гитлер то обещал Венгрии поддержать ее притязания на Трансильванию, то давал Румынии гарантии против венгерских территориальных претензий. Германия стремилась не к урегулированию противоречий, а к их сохранению. Германия была против возможного возникновения войны между Венгрией и Румынией также потому, что такая война дала бы Англии предлог для вмешательства в дела Юго- Восточной Европы, поскольку она гарантировала неприкосновенность границ Румынии. Вто создавало угрозу для снабжения германской армии румынской нефтью.

В июне 1940 г., после того как немцы в ходе экспансии на Восток достигли границ СССР, Советский Союз в интересах собственной обороны потребовал от Румынии возврата отторгнутой после Октябрьской революции Бессарабии и населенной украинцами территории Буковины. Венгерская дипломатия развернула поход против Румынии под тем предлогом, что Румыния не уступила Венгрии территорий, подобно тому как она это сделала в отношении Советского Союза. Была проведена мобилизация венгерской армии, и ее соединения направлены к румынской границе. Венгерские правящие круги рассчитывали, что возможное сопротивление немцев можно будет устранить с помощью ссылок на «советскую опасность». Казалось, что донесения венгерского посланника в Германии Дёме Стояи подтверждали соображения венгерского правительства. В своем донесении от 21 июля он писал, что теперь немцы, может быть, проявят большую склонность пойти на удовлетворение венгерских требований, особенно если венгерское правительство пообещает оказать дальнейшие услуги. «Я думаю,— писал Стояи,— можно было бы в соответствующей форме согласовать этнографические, геополитические, экономические и оборонные интересы Венгрии с герман-скими интересами, указав, между прочим, при этом, что сильная Венгрия с границей вдоль Карпат явится для Германии надежным бастионом на Востоке» (113).

27 июля министр иностранных дел Чаки, действуя через германского посланника фон Клодиуса [125], который в то время вел переговоры в Венгрии, сообщил Риббентропу, что Венгрия ведет подготовку к молниеносной военной акции против Румынии. Обосновывая это якобы существовавшей в Румынии революционной опасностью, он говорил: «Германская империя может быть лишь заинтересована в том, чтобы анархия не распространилась по всей Румынии; поэтому молниеносная венгерская акция... представляется вполне обоснованной». Чаки, разумеется, знал, что подобные словесные выкрутасы не буДут слишком убедительными для германского правительства. Поэтому он сделал конкретное предложение Риббентропу, заявив, что если Германия даст согласие на нападение на Румынию, то венгерское правительство готово будет ввести в Венгрии новые экономические ограничения и в еще большей степени удовлетворять потребности Германии в хлебе. Кроме того, он обещал предоставить венгерские железные дороги для свободного использования Германией на весь период войны (114).

На основании распоряжений венгерского правительства 2 июля все соединения венгерской армии были приведены в состояние мобилизационной готовности.

Немцы неодобрительно наблюдали за этими военными приготовлениями. Правда, опасность английского вмешательства уже отпала, поскольку Румыния 2 июля отказалась от английских гарантий и присоединилась к державам оси. Но именно поэтому из-за венгерских притязаний немцы не склонны были отталкивать Румынию. Получив известие о мобилизации в Венгрии, Риббентроп направил Чаки ноту, в которой в энергичных выражениях делалось предупреждение, что Балканская война, которая могла бы возникнуть в результате венгерской военной акции, диаметрально противоречит нынешним интересам Германии и что Венгрия не может рассчитывать на какую-либо военную поддержку с германской стороны (115). Чаки ответил, что венгерское правительство и не рассчитывало на военную помощь Германии; он заявил также, что венгерское правительство только в том случае сможет отказаться от применения оружия против Румынии, если Германия и Италия гарантируют удовлетворение венгерских требований на Трансильванию. Поступивший 4 июля из Берлина ответ опять содержал сдержанное предупреждение, но одновременно в нем указывалось на то, что если венгерское правительство прислушается к совету Германии и не прибегнет к силе, то она в подходящий момент поддержит территориальные претензии Венгрии (116).

Под действием этих предупреждений нападение на Румынию не состоя-лось, но напряженность в отношениях между двумя странами неизменно сохранялась. Положение усугублялось спровоцированными инцидентами на венгеро-румынской границе. В такой обстановке 10 июля состоялась поездка премьер-министра графа Пала Телеки и министра иностранных дел Чаки в Мюнхен (117).

В Мюнхене Гитлер в присутствии Чиано и Риббентропа предостерег Телеки от вооруженной акции против Румынии. Он советовал мирно разрешить венгеро-румынский конфликт и обещал по согласовании с Муссолини направить письмо румынскому королю с призывом постараться договориться с Венгрией.

Гитлер стремился к смягчению венгеро-румынских противоречий лишь в той мере, чтобы они не привели к вооруженному конфликту. Таким образом, соперничество венгерских и румынских правящих классов, боровшихся за свои империалистические интересы, приводило к тому, что они все больше и больше переходили на службу к германскому правительству, на службу интересам фашистской Германии. Во время мюнхенских переговоров Гитлер проговорился на этот счет, когда заявил, что «...как территории ни дели, одна сторона, естественно, всегда будет ныть. В случае же с Трансильва- нией, вероятно, будут ныть и стонать обе стороны сразу» (118).

Через несколько дней после встречи в Мюнхене Гитлер направил письмо румынскому королю Каролю, в результате чего 16 августа в Турну-Севе- рине начались венгеро-румынские переговоры. Однако они, как это можно было заранее предвидеть, не привели к каким-либо результатам. Более того, обе стороны осуществили новые военные мероприятия. 22 августа венгерское правительство приняло решение о форсировании мобилизации, а румынское правительство 23 августа в принципе договорилось с Болгарией об уступке части Добруджи, для того чтобы высвободить находившиеся там военные силы и тем уравновесить положение, изменившееся в результате венгерской мобилизации.

24 августа переговоры в Турну-Северине были прерваны. Венгерское правительство не было склонно продолжать их, как об этом просили румыны, и вновь стало изыскивать возможность решения вопроса с помощью оружия. 27 августа германские и итальянские посланники в Будапеште и Бухаресте были вызваны своими правительствами для доклада. На основании этих докладов и по просьбе Румынии Гитлер принял решение урегулировать вен-геро-румынский спор путем арбитража. На 30 августа в Вену были вызваны венгерский и румынский министры иностранных дел; в качестве наблюдателя был приглашен также премьер-министр Венгрии (119).

28 августа Телеки и Чаки выехали в Вену, где были приняты министром иностранных дел Германии Риббентропом и министром иностранных дел Италии Чиано. Риббентроп возложил вину за создавшееся положение на Чаки и заявил, что Германия и Италия прибегнут к самым энергичным средствам, если венгерское правительство решится предпринять военные действия. Иштван Чаки дал согласие на то, чтобы Чиано и Риббентроп взяли на себя роль арбитров, и заявил, что без всяких предварительных условий заранее объявляет их решение обязательным для Венгрии (120).

Протокол и арбитражное решение были подписаны 30 августа 1940 г. в венском дворце Бельведер (121). Согласно решению, к Венгрии отходила территория в 43 тыс. кв. км с населением 2,5 млн. человек. На присоединенной территории проживал почти 1 млн. человек румынской национальности.

Второй Венский арбитраж означал реализацию самых важных требований ревизионистской программы венгерских правящих классов, но за это страна должна была платить дорогой ценой. Уже во время Венского арбитража немцы обязали венгерское правительство подписать германо-венгерское соглашение о национальных меньшинствах, которое обеспечивало немецкому меньшинству в Венгрии особые права. Фольксбунд был признан единственной партией немецкого населения Венгрии. Венгерское правительство взяло на себя обязательство обеспечить соответствующую норму представительства лиц немецкого происхождения в государственном аппарате и т. д. (122). Это соглашение было новым шагом по пути к отказу от независимости страны, к усилению германского влияния. Но это было только начало!

10 сентября Стояи передал Гитлеру письмо Хорти с выражением бла-годарности. По этому случаю Стояи имел полуторачасовой разговор с Гитлером, о чем он сообщил в донесении для министра иностранных дел. На основании требований Гитлера он начертал программу, которая звучала как выражение «благодарности», опять-таки в надежде на дальнейший пересмотр границ. Существо этого проекта состояло в следующем: Венгрия непоколебимо и решительно стоит на стороне Германии; она помогает Германии сырьем и продовольствием сверх обязательств по действующим экономическим соглашениям, даже за счет сокращения удовлетворения венгерских потребностей; с этой целью вводится ограничение потребления внутри страны (карточки на муку, хлеб); обеспечение политической деятельности немецкого меньшинства в соответствии с венским решением; внутриполити-ческие реформы и радикальные меры в еврейском вопросе; персональные изменения в политической жизни; установление тесного сотрудничества между венгерской и германской армиями и, наконец, присоединение Венгрии к державам оси путем подписания пакта (124).

В течение нескольких месяцев венгерское правительство в основном удовлетворило требования Гитлера как в области внутренней, так и внешней политики. В середине сентября снова была разрешена деятельность партии «Скрещенных стрел» и из заключения освобожден Салаши. 8 октября был подготовлен третий антиеврейский закон; 10 октября венгерское прави-тельство заключило экономическое соглашение с Германией, по которому оно взяло обязательство в отношении производства и поставок ряда технических и кормовых культур в размерах, соответствующих интересам Германии; наконец, она присоединилась к Тройственному пакту.

Последний был заключен 27 сентября 1940 г. между Германией, Италией и Японией. Этот пакт, в п. I которого признается гегемония Германии и Италии в Европе и гегемония Японии на Дальнем Востоке, был явно агрессивным военным договором. Правительство Телеки поспешило выступить с предложением о присое-динении к Тройственному пакту, рассчитывая, что если оно первым присое-динится к этому агрессивному военному пакту, то Венгрия обеспечит себе привилегированное положение среди вассалов Германии. После того как венгерское правительство разрешило транзит через венгерскую территорию германских воинских частей, направлявшихся в Румынию для предотвращения «нарушений порядка», Гитлер дал согласие на присоединение Венгрии к пакту.

Протокол о присоединении был подписан в Вене 20 ноября 1940 г. (125). Венгерское правительство взяло на себя обязательство полностью сотрудничать с державами оси, за это Венгрия получила обещание, что если три державы будут обсуждать вопросы, затрагивающие интересы Венгрии, то на совещания будет приглашаться и венгерское правительство. Тем самым Венгрии было действительно обеспечено «привилегированное положение».

Правительство Телеки, которое участвовало в расчленении Чехословакии, которое хотя и не принимало непосредственного военного участия в порабощении Польши, но во внешнеполитической области предало эту страну и которое предоставило возможность для вступления германских войск в Румынию,— тем самым само способствовало созданию агрессивным германским империализмом железного кольца вокруг Венгрии. Эта внешняя политика венгерского правительства — чрезвычайно близорукая и ограниченная даже с точки зрения интересов правящих классов,— политика, выдвигавшая в качестве центральной задачи осуществление территориальных притязаний любой ценой, вела к потере самостоятельности и утрате подлинной независимости Венгрии.

Документ №111 Документ №134