Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война
Документы Министерства иностранных дел Германии : Выпуск I. Германская политика в Венгрии (1937-1942 гг.).
Документ №23 Документ №25

№24.

Берлин, 18 августа 1938 г.

ЗАПИСКА МИД ОБ ОТНОШЕНИЯХ ВЕНГРИИ СО СТРАНАМИ МАЛОЙ АНТАНТЫ

РЕФЕРЕНТУРА I ПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА
687 секр.

Otto Meißner

ЗАПИСКА

Политические переговоры, которых следует ожидать в связи) с венгерским визитом, предположительно будут в основном относиться к вопросу о взаимоотношениях между Венгрией и государствами Малой Антанты, в особенности с Югославией и Чехословакией. По этому вопросу нужно сказать следующее:

Во время приёма фюрером и рейхсканцлером венгерского премьер-министра фон Дараньи и венгерского министраиностранных дел фон Канья 25 ноября 1937 г. главным предметом разговора были отношения между Венгрией и государствами Малой Антанты, в первую очередь Югославией. Согласно записи о приёме, господин фон Канья заявил: «Венгрия готова обещать Югославии, что она не сделает территориальные притязания Венгрии поводом к военным действиям, если Югославия предоставит венгерскому нацменьшинству культурную автономию». Фюрер весьма приветствовал это предположение и ответил: «Так как Малую Антанту нельзя сломить, то нужно попытаться ослабить связи внутри её, и для этого подобное соглашение, как его наметил господин фон Канья, является верным средством. Он, фюрер, заявляет о своей готовности обсудить это предложение с господином Стоядиновичем во время предстоящею визита последнего в Берлин и поддержать его».

На приёме у фюрера и рейхсканцлера 17 января 1938 г. югославского премьер-министра и министра иностранных дел д-ра Стоядиновича были обсуждены югославско-венгерские отношения. При этом фюрер, согласно записи, заявил: «Югославско-венгерское сближение кажется ему возможным, и ему могло бы способствовать благосклонное отношению к венгерскому нацменьшинству. Если бы Югославия придавала большое значение достижению ясной договорённости с Венгрией, придала бы этой договорённости характер соглашения и если бы для этого потребовался гарант, то Германия готова взять на себя роль гаранта. Он имеет в виду абсолютно обязательную гарантию, действительную и в военном отношении, в том случае если Венгрия нарушит югославскую границу. Он просит премьер-министра обдумать это предложение. Он не требует немедленного ответа и не будет в претензии, если ответа вообще не последует».

Стоядинович возразил на это, опять-таки согласно записи, что «венгерское нацменьшинство в Югославии теперь уже более или менее удовлетворено. Он будет и в дальнейшем стараться итти навстречу их желаниям.

В том, что он делает по отношению к Венгрии, он должен считаться с Малой Антантой. Он был против превращения Малой Антанты в пакт о взаимопомощи, но венгерский вопрос — это основной пункт союза Малюй Антанты. Он думает, что и венгры понимают эту его позицию».

Здешний венгерский посланник проинформирован об этой беседе.

Согласно донесению нашего посольства в Будапеште от 7 марта с. г., господин фон Канья заверил нашего посланника в том, что во время своих берлинских бесед как с генерал-фельдмаршалом Герингом, так и с фюрером он предложил гораздо больше. А именно: он предложил окончательный отказ Венгрии от области, отошедшей к Югославии согласно мирному договору, т. е. согласился признать существующую границу, взамен обещания Югославии сохранить нейтралитет по отношению к Венгрии, причём поднял вопрос о гарантии подобного соглашения со стороны Германии. В противоположность содержанию записки господин фок Канья уверяет, что в этой связи он не говорил с фюрером о «культурной автономии венгерского нацменьшинства».

Здешний венгерский посланник вернулся к этому вопросу 31 марта и 1 апреля сего года и устно запросил министерство иностранных дел о том, что за это время предпринято или предполагается предпринять по этому вопросу и в заключение — не отказалась ли Германия сообщить Стоядиновичу о венгерском предложении признать существующую венгерско-югославскую границу в обмен на обещание Югославии соблюдать нейтралитет. Ответа на свой вопрос он не получил 1. Нашему посланнику в Белграде было в своё время2 поручено ещё позондировать премьер-министра Стоядиновича по этому вопросу. Однако, согласно донесению посланника, Стоядинович не выразил готовности предпринять что-нибудь по этому делу. При этом он указал, что не может давать никаких обещаний за счёт гарантии венгерско-югославской границы, которую он и без того считает гарантированной. Кроме того, он не может брать на себя обязательство, которое могло бы привести его к конфликту с договорами между Югославией и государствами Малой Антанты.

Далее здешний венгерский посланник осведомился о готовности Германии начать совещания генеральных штабов, которые подготовили бы позиции обеих сторон в случае возможной необходимости совместного военного выступления против Чехословакии. Посланник пока3 не получил на это ответа. Однако при посещении Будапешта генералом Кейтелем этот вопрос обсуждался между ним и peгeнтом. При этом установлено, что военно-оперативные обсуждения могут иметь место только тогда, когда станут ясными политические цели.

Во время пребывания венгерского министра фон Имреди и фон Канья в Риме 18—21 июля с. г. отношения между Венгрией и государствами Малой Антанты, особенно Югославией, были предметом переговоров. Господин фон Канья заявил нашему поверенному в делах в Будапеште, что Италия, по-видимому, убеждена в возможности более тесного приобщения Югославии к политике оси и поэтому проявила столь живой интерес к всесторонней нормализации венгерско-югославских отношений. Напротив, вопрос о создании особой группы Рим—Белград—Будапешт вообще не ставился. Точно тaк же он считает, что готовность Югославии заключить с Венгрией договор о дружбе не соответствует истине; он считает, что совершенно исключено, чтобы Стоядинович когда-нибудь серьёзно задумывался над этим. Он, Канья, разумеется, ничего так сильно не желает, как нормализации венгерско-югославских отношений, однако в вопросе о нацменьшинствах он, к сожалению, ничего ещё не добился.

Здешний итальянский посол сообщил следующие, имеющиеся в прилагаемой записке, сведения о переговорах в Риме. Эти сообщения дополняются отчётом посольства в Риме, согласно которому итальянцы обещали венграм употребить своё влияние не только в Белграде, но и в Бухаресте для того, чтобы Румыния и Югославия в случае вооружённого конфликта между Венгрией и Чехословакией оставались нейтральными. При таком положении вещей можно предположить, что в случае неспровоцированного нападения Венгрии на Чехословакию Югославия и Румыния выполнят1 свои договорные обязательства по отношению к Чехословакии.

Поэтому Венгрии можно посоветовать лишь то же самое, что ей посоветовала в Риме, т. е. чтобы в случае германо- югославского2 конфликта она выждала чехословацкой провокации и использовала её как повод для конфликта3

Берлин, 18 августа 1938 г.

Документы Министерства иностранных дел Германии : Выпуск I. Германская политика в Венгрии (1937-1942 гг.). — М.: ОГИ3 Государственное издательство политической литературы, 1946. — 78-83стр

Документ №23 Документ №25