Венгрия между двумя войнами. 1919-1944
Вторая мировая война
Документы Министерства иностранных дел Германии : Выпуск I. Германская политика в Венгрии (1937-1942 гг.).
Документ №21 Документ №23

№22.

Будапешт, 28 июля 1938 г.

ВЕРКМЕЙСТЕР—МИНИСТЕРСТВУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ
ТЕЛЕГРАММА

Imrédy Béla

Будапешт, 28 июля 1938 г. 1 ч. 40 м.
Получена 28 июля 1938 г. 5 ч. 20 м.
№ 70 от 27 июля

В дополнение к отчёту от 26 мая № 193.

В связи с отношением от 21 июля Политический отдел 1 600/38 секр.

Секретно.

Непосредственно после своего возвращения два дня тому назад премьер-министр Имреди пригласил меня на сегодня к себе. В ходе разговора он указал на то, что главной причиной посещения Рима было желание установить личную связь, с Муссолини и что после двукратного посещения Чиано Будапешта он счёл долгом вежливости совместную поездку с министром иностранных дел. В результате беседы с Муссолини у него создалось твёрдое убеждение в том, что ось Берлин — Рим является основой итальянской политики и что в плане этой политики Муссолини очень заинтересован в политически и экономически сильной Венгрии. Так как, по его впечатлениям, Венгрия спокойно может положиться на дружбу Муссолини, то визит его можно считать весьма удовлетворительным.

Так как премьер-министр, как известно, очень скупой на слова, имел намерение, повидимому, дальнейшие сведения оставить при себе, то я по собственной инициативе, указав на многократные упоминания Югославии об этом визите, спросил его, не было ли в венгерско-итальянских беседах намечено определённое направление относительно будущей роли Югославии в её отношениях к Венгрии и Италии. Имреди пытался уклониться от ясного ответа, однако признал, что Муссолини явно подчеркнул свою заинтересованность в хороших венгерско-югославских отношениях. Премьер-министр добавил, что ему также весьма желательно было бы улучшение венгерско-югославских переговоров1; он не знает только, как этого добиться в короткий срок.

При этом он мимоходом заметил, что у него, между прочим, создалось впечатление, будто Германия с некоторых пор уже не в той мере, как раньше, заинтересована в создании тесных венгерско-югославских отношений. Я возразил, что у меня, как и ранее, нет причин предполагать, что мы будем особенно горячо приветствовать урегулирование венгерско-югославских отношений.

Чтобы вызвать Имреди на дальнейший разговор, я ознакомил его с распространённой здесь версией его беседы: будто ему в Риме рекомендовали достигнуть улучшения венгерско-югославских отношений главным образом потому, что Италии было желательно привлечение Югославии к участию в римских протоколах и, далее, что Югославия якобы готова заключить с Венгрией, так же как и с Болгарией, договор о дружбе, в случае если Венгрия категорически откажется от военного выступления против Чехословакии. Имреди не отрицал того, что о привлечении Югославии к участию в римских протоколах говорили; однако он подчеркнул, что он не возлагает на это больших надежд; так что у меня создалось впечатление, что в Риме был разговор о подобной комбинации. Напротив того, премьер-министр категорически заявил, что он никогда не слышал о готовности Югославии заключить договор о дружбе с Венгрией на каких бы то ни было условиях.

Выслушав эти сообщения, я заявил премьер-министру, что вкратце сообщённые им результаты поездки в Рим не кажутся мне имеющими большое значение и меня весьма удивило бы, если бы он при посещении Рима не воспользовался случаем, чтобы задать Муссолини конкретный вопрос о том, как намеревается поступить итальянское правительство в случае чешского нападения на Венгрию или в том случае, если Венгрия сочтёт себя вынужденной начать военные действия против Чехословакии, что в свою очередь повлечёт за собой выступление Югославии против Венгрии. Имреди сначала заметил, что министр иностранных дел ещё проинформирует меня о подробностях, однако косвенно признал, что этот вопрос был затронут, но конкретного ответа с итальянской стороны, поводимому, не доследовало.

Имреди сделал примерно тот вывод, что выступление Венгрии против Чехословакии возможно только по договорённости с Германией. В этом случае Италия, исходя из политики оси, намерена решать вопрос о своей позиции совместно с Германией. Принимая во внимание хорошие германо-югославские и итало-югославские отношения, можно рассчитывать на то, что Югославия не предпримет военных действий против Венгрии.

На это я заметил, что с венгерской стороны всегда слышал такое мнение, что Югославия воспользуется любым случаем для нападения на Венгрию, если только последняя выстудит против Чехословакии, но что из его слов, мне кажется, можно усмотреть изменение венгерского мнения. Имреди возразил, что, возможно, он неясно выразился. Он ни в коем случае не хочет оказать, что изложенные мысли соответствуют венгерскому мнению, Напротив того, он такое мнение «слышал» при посещении Рима; он охотно признаёт, что с точки зрения политической логики это мнение имеет известное оправдание.

ВЕРКМЕЙСТЕР

Документы Министерства иностранных дел Германии : Выпуск I. Германская политика в Венгрии (1937-1942 гг.). — М.: ОГИ3 Государственное издательство политической литературы, 1946. — 72-75стр .

Документ №21 Документ №23